Башкирские министры ушли от ответственности

Бизнес

Башкирские министры ушли от ответственности

Арбитражный суд Башкирии отказался привлечь к субсидиарной ответственности министерства спорта, культуры и экономического развития республики, высокопоставленные сотрудники которых входили в органы управления Фонда спортивных сооружений и социально значимых объектов.
29.01.2020

Через фонд распределялись крупные контракты, в том числе на подготовку объектов к саммитам ШОС и БРИКС 2015 года, но часть работ осталась не оплачена. Так, объявив о ликвидации в 2015 году, фонд остался должен более 40 млн руб. за капитальный ремонт концертного зала «Башкортостан» генподрядному тресту БНЗС. В настоящее время фонд признан банкротом. Хотя по документам активы фонда оцениваются более чем в 400 млн руб., реального имущества у него найти не удалось.

Конкурсный управляющий башкирского Фонда строительства спортивных сооружений и социально значимых объектов Дмитрий Молин настаивает на привлечении к субсидиарной ответственности по долгам организации трех региональных министерств — молодежной политики и спорта, экономразвития и культуры. С момента создания в 2012 году и до принятия решения о ликвидации в 2015-м в совет фонда входили высокопоставленные чиновники этих ведомств: на конец 2015 года это были глава минспорта, а ныне депутат Курултая Андрей Иванюта, заместитель министра экономического развития Лилия Мазитова и замминистра культуры Лилия Каширина.

По мнению конкурсного управляющего, эти ведомства должны ответить по долгам фонда перед его единственным кредитором — ООО «Генподрядный трест „Башкортостаннефтезаводстрой“» (контролируется сыном бывшего заместителя главы Минстроя России Хамита Мавлиярова — Русланом). В 2013 году, как следует из материалов дела, трест получил контракт фонда на капитальный ремонт концертного зала «Башкортостан» (бывший «ДК Нефтяник»), который завершил в конце 2016 года. Однако к тому времени заказчик уже находился в стадии ликвидации и остался должен исполнителю 32,7 млн руб. за проделанные работы.

В реестр требований кредиторов трест БНЗС, который подал на банкротство фонда, включился с суммой 42,2 млн руб.: к основному долгу была добавлена неустойка в размере 9,37 млн руб. Сумма требований сопоставима с чистой прибылью треста за 42 года (в 2018 году, по данным kartoteka.ru, трест получил чистую прибыль в размере 917 тыс. руб. при выручке 778 млн руб.).

Рассчитаться с долгом за счет конкурсной массы фонда невозможно, следует из материалов конкурсного управляющего. Хотя по документам по состоянию на 1 января 2018 года за фондом числились активы стоимостью 442,17 млн руб., фактически из имущества у него удалось установить только автомобиль Nissan Almera.

• Фонд строительства спортивных сооружений и социально значимых объектов создавался в 2012 году указом бывшего главы республики Рустэма Хамитова для привлечения бюджетных и внебюджетных средств, в том числе для подготовки объектов к саммитам ШОС и БРИКС, который прошел в Уфе в 2015 году. Организация распределяла крупные контракты на реконструкцию к саммитам Конгресс-холла, концертного зала «Башкортостан», Башкирского театра оперы и балета, художественного музея имени Нестерова, а позже — на строительство нового перинатального центра в Уфе и горнолыжной базы «Мраткино» под Белорецком. Первым директором фонда был Александр Филиппов, который в 2012 году пересел в кресло первого вице-мэра Уфы по строительству. В 2015 году активы фонда оценивались в 3,2 млрд руб., в конце 2018 года — в 442 млн.

Как выяснил конкурсный управляющий, при формировании фонда были допущены нарушения. Согласно указу Рустэма Хамитова, учредителями фонда должны были стать минспорта, минкульт и министерство здравоохранения, но указ исполнен не был, и учредителем организации осталось лишь минспорта.

В суде представитель минспорта заявил, что в ведомстве не знали о долгах фонда перед трестом. «Директор фонда (с 2012 года эту должность занимала Рина Даянова.— „Ъ“) заверила, что все обязательства будут исполнены, тем самым ввела членов совета фонда в заблуждение»,— отметил он. В ведомстве подчеркнули, что у совета фонда не было полномочий контролировать его расходы. Об этом заявил в суде и Андрей Иванюта, возглавлявший минспорта в 2012–2018 годах.

Представитель минкульта в суде заявил, что в 2017 году, получив претензии треста, пытался выплатить долг: сумма была предусмотрена в бюджете, но позже выяснилось, что находящаяся в стадии ликвидации организация не может получать бюджетное финансирование. Представитель минэкономразвития заявил, что средства были заложены в Республиканскую адресную инвестпрограмму на 2017 год.

Арбитражный суд Башкирии отказался привлечь к ответственности министерства, признав, что минкульт, по линии которого исполнялся контракт, не влиял на действия фонда и попытался исполнить обязательства, но не смог в силу объективных обстоятельств. Доказательств того, что члены совета влияли на решение фонда, конкурсный управляющий не предоставил, отметил суд.

9–16 января конкурсный управляющий и трест БНЗС направили апелляционную жалобу на это решение.

Бывший гендиректор фонда Рина Даянова для связи была недоступна. В настоящее время она владеет 100% уставного капитала ООО «Башкирская инженерно-строительная компания».

Андрей Иванюта заявил „Ъ“, что «к ликвидации фонда подталкивало антимонопольное управление, которое считало его деятельность незаконной». «И вообще вы же понимаете, что все решения принимались наверху: какие указания давали, так и действовали»,— заявил он.

По мнению управляющего партнера судебного агентства «Барристер» Айдара Мулланурова, в апелляции конкурсный управляющий может акцентировать внимание на том, что выгодоприобретателем от исполнения контракта был не фонд, а республика. «Процесс ремонта через фонд контролировало правительство в лице отдельных министерств, и оно же принимало решение о ликвидации предприятия. Кроме того, правительство не передало здание фонду, а оставило его в своей собственности после ремонта»,— отметил эксперт.