«Башкиравтодор» съезжает со сделки

В резонансном арбитражном разбирательстве крупного башкирского дорожного подрядчика — госкомпании «Башкиравтодор», с которого Московский кредитный банк (МКБ) требует выплаты 450 млн рублей вексельного долга, обеспеченного имуществом предприятия, появился новый поворот. «Башкиравтодор» направил встречное заявление, где требует признать векселя недействительными. В банке считают, что госкомпания пытается тем самым затянуть разбирательство.

Арбитражный суд Башкирии 15 мая начнет рассмотрение искового заявления «Башкиравтодора» к МКБ о признании недействительными девяти векселей госпредприятия на 450 млн руб., выданных в 2015 году. Векселя обеспечены имуществом «Башкиравтодора», но каким именно, неизвестно. Стороны этой информации не раскрывают.

На заседании 17 апреля третьим лицом к разбирательству по иску господрядчика привлечено московское ООО «Группа Воронеж-аква» (принадлежит Андрею Котенко). Банк возражал против привлечения третьего лица.

В Московском кредитном банке заявили „Ъ“, что считают подачу «Башкиравтодором» иска попыткой затянуть «по надуманным основаниям» судебный процесс, начатый в январе банком. Кредитная организация требует взыскать с башкирской компании 450 млн руб. вексельной задолженности и около 80 млн руб. процентов.

Встречный иск господрядчик направил 13 апреля.

В банке уверены, что «выдача и дальнейший оборот векселей осуществлялись в полном соответствии с действующим законодательством».

В «Башкиравтодоре» на запрос „Ъ“ вчера не ответили.

О вексельной сделке, заключенной в период управления «Башкиравтодором» Ринатом Абдуллиным, стало известно после его ухода. По информации „Ъ“, свои векселя компания выдала в 2015 году в два этапа московскому ООО «Нефтегазовая промышленная компания» (НПК, принадлежало на тот момент через ООО «Текамед 2000» физлицу Михаилу Устинову. Взамен она получила на счет 250 млн руб., а на оставшиеся 200 млн руб.— четыре векселя уфимского ООО «Региондорстрой» (до декабря 2014 года принадлежало НПК, а на момент сделки — предпринимателям Рашиду Бикбулатову, Игорю Гуцуцу и Андрею Шутову). НПК с уставным капиталом 500 млн руб. специализировалась на строительстве. В течение прошлого года компания была переименована в «Воронеж-аква инвест», затем в «Текамед проект», а позже реорганизована в «Консалт-юнити» Кирилла Соколова. «Региондорстрой» несколько лет был одним из крупнейших подрядчиков Управления дорожного хозяйства Башкирии (УДХ). В 2016 году, по информации Kartoteka.ru, у предприятия были контракты с УДХ на 1,25 млрд руб. Чистые активы «Региондорстроя» на начало 2017 года оценивались всего в 55,9 млн руб. 20 октября 2017 года «Башкиравтодор» предъявил векселя «Региондорстроя» к оплате. Компания их не оплатила. Попытка взыскать задолженность по векселям в арбитражном суде не удалась: к тому времени в «Региондорстрое» уже была начата процедура банкротства, и «Башкиравтодор» подал заявление о включении в реестр кредиторов предприятия.

К Московскому кредитному банку, как предполагают в «Башкиравтодоре», векселя перешли от Российского национального коммерческого банка, куда их в виде залога вносила НПК.

Материалы о сделке бывшего главы «Башкиравтодора» передавались на проверку в МВД, сообщали в компании. Информацией о решении, принятом полицией, в компании не располагают.

«Предъявление требования о недействительности векселей, скорее всего, является шагом отчаяния,— предположил руководитель направления „Коммерческие споры и третейские разбирательства“ юридической компании „Рустам Курмаев и партнеры“ Станислав Добшевич.— В определении суда пока нет информации об основаниях недействительности и аргументах истца, но если речь будет идти только о неравноценном предоставлении по сделке, то довод представляется слабым: МКБ не обязан был проверять, какое имущество „Башкиравтодор“ получил взамен векселей. Суд в такой ситуации должен будет удовлетворить иск банка, предложив „Башкиравтодору“ взыскивать убытки с генерального директора, действовавшего в период сделки». «Большинство компаний стараются отойти от векселей в своей работе, поскольку этот инструмент очень непрозрачен и обычно ассоциируется с какими-либо махинациями менеджмента»,— добавляет господин Добшевич.

«Целью встречного иска действительно может быть желание сбавить темп судебного разбирательства,— соглашается управляющий партнер судебного агентства „Барристер“ Айдар Муллануров.— Возможно, „Башкиравтодор“ попытается признать сделку с векселями недействительной, сославшись на то, что она была заключена с нарушением корпоративных процедур: об этом пока можно только гадать. Суды давно научились распознавать такие ходы, сейчас это редко замедляет процедуру рассмотрения дел. Даже если директор предприятия действовал необоснованно, то будет неправильно признавать сделку ничтожной и возлагать ответственность за это на другую сторону, которая ничего не нарушала».