Baring Vostok — дело тонкое

Криминал

Baring Vostok — дело тонкое

Спорный пакет акций стоил 4,4 миллиона долларов.
25.09.2019

Стоимость акций люксембургской компании IFTG – ключевой вопрос резонансного дела Baring Vostok, по которому арестовано шесть человек, включая основателя инвестфонда Майкла Калви. Банк «Восточный», на тот момент подконтрольный Baring Vostok, принял этот пакет в качестве отступного по кредиту на 2,5 млрд руб., выданному Первому коллекторскому бюро, также принадлежащему фонду. Миноритарный (4,82%) акционер «Восточного» Шерзод Юсупов счел замену неравноценной и обратился в ФСБ. Следствие оценило справедливую стоимость пакета в 600 000 руб., и Следственный комитет (СКР) возбудил дело о мошенничестве. Калви оценивал акции в 3 млрд руб. и предлагал установить истину, продав акции. В итоге следствие заказало новую экспертизу.

Она оценила спорный пакет в $4,4 млн, или 260 млн руб., рассказал «Ведомостям» человек, близкий к «Восточному», и подтвердил человек, знающий выводы экспертизы.

При этом рыночная стоимость пакета превышает 4 млрд руб., пересказывает выводы экспертизы собеседник «Ведомостей»: фундаментальная стоимость активов, которыми владеет IFTG, составляет 4,2 млрд руб. ($71,3 млн). Обе суммы со ссылкой на отчет экспертизы приводил Forbes. Портфель IFTG – более 4 млрд руб., подтверждает человек, близкий к банку, но для уголовного дела это значения не имеет, настаивает он.

Разница между рыночной и справедливой стоимостью пакета вызвана одним пунктом устава IFTG, появившимся за три месяца до отступного: права владельцев акций классов C и D – именно эти акции получил «Восточный» – на получение дивидендов и имущества при ликвидации были ограничены суммой первоначального вложения в капитал компании. Акции классов C и D перед их передачей «Восточному» были куплены кипрской компанией Balakus за $4,4 млн ($3500 было направлено в уставный капитал IFTG, остальное – эмиссионный доход) – именно эту сумму трактует оценщик как справедливую стоимость акций с учетом ограничений, которые действовали на момент сделки, говорит собеседник «Ведомостей».

Устав был изменен и ограничение на выплаты акционерам снято в августе 2018 г.

«Кажутся странными те документы, в которых фигурирует 600 000 руб., и отчет, где ущерб – 2,6 млрд руб. Объяснение этой цифры – в 600 000 руб. – кроется в том, что в старом уставе компании [IFTG] существовала техническая ошибка, которая ограничивала какие-то права акционеров. Насколько мне известно, ранее никто не обращал внимание на эту техническую ошибку, но при сделке это положение было исправлено». На суде 16 февраля 2019 г. Майкл Калви, международный инвестор

Тем не менее экспертиза дала справедливую стоимость пакета на основе цены, которую заплатила Balakus, и с учетом ограничений на момент сделки с банком, подтверждает второй собеседник «Ведомостей»: ограничения в уставе на момент сделки не влияли на стоимость самих активов, но влияли на выплаты акционерам.

«Восточный» (банк признан по делу потерпевшим) оспаривать экспертизу не собирается. «Новая оценка пакета IFTG подтверждает ранее проведенные экспертизы, заключения международных юристов и мнение аудиторов большой четверки, а информация о якобы многомиллиардной стоимости акций IFTG, принадлежащих банку, не соответствует действительности», – говорит представитель «Восточного». Комментировать сумму оценки он отказался.

Некорректная формулировка в уставе IFTG, которая имела двоякое толкование и была устранена задолго до возбуждения уголовного дела, была вызвана технической ошибкой люксембургских юристов, администрировавших IFTG, сказал представитель Baring Vostok: «Это надуманный предлог, не имеющий роли в фундаментальной оценке актива. Никаких законных оснований для возбуждения уголовного дела и ареста сотрудников фонда не было и нет».

«Нужно быть сильно наивным, чтобы поверить в то, что фонд, который специализируется на сделках с акциями частных компаний, допустил ошибку в главном транзакционном документе в сделке на 2,5 млрд руб., якобы проглядев ограничения в уставе, – говорит Юсупов. – Как мы сейчас понимаем, ограничения вносились отдельным решением за два месяца до передачи акций IFTG банку. Суета по замене ограничений была начата в августе 2018 г. менеджерами фонда, которые испугались разоблачения после первых запросов правоохранительных органов». МВД проверяло сделки с акциями IFTG летом 2018 г., но проверка возбуждением дела не закончилась, писал РБК и подтверждали собеседники «Ведомостей», близкие к банку и акционерам.

«Банк получил на баланс не сами компании, а акции, которые имеют свою стоимость, поэтому следствие должна интересовать только стоимость акций [IFTG] как актива», – говорит партнер FMG Group Николай Коленчук.

Запрос в СКР остался без ответа.