АСВ рассчитывает на личное

Бизнес

АСВ рассчитывает на личное

С экс-руководства Центркомбанка требуют компенсации 4,36 миллиарда рублей убытка.
22.10.2019

Агентство по страхованию вкладов, ведущее конкурсное производство в Центркомбанке (лицензия отозвана в 2016 году), намерено привлечь к субсидиарной ответственности на сумму 4,36 млрд руб. бывших менеджеров кредитной организации, в том числе экс-управляющего уфимского филиала и председателя совета директоров Евгения Ванка. По ходатайству АСВ арбитражный суд Москвы арестовал имущество СЕМИ бывших руководителей на сумму от 237 до 854 млн руб. В вину менеджменту вменяют согласование сделок, связанных с выдачей невозвратных кредитов предприятиям, которые не вели хозяйственной деятельности и не предоставляли залог. Бывшие управляющие считают, что закон не нарушали.

В арбитражном суде Москвы на 3 декабря назначено рассмотрение заявления АСВ о взыскании 4,36 млрд руб. убытка с семи бывших управляющих обанкротившегося Центркомбанка, который вел активную деятельность в Башкирии. Ответчиками в суде выступают бывший председатель правления банка Петр Ефимичев, экс-члены правления Алексей Кузовлев, Геннадий Мельников, Людмила Крючева, бывший председатель совета директоров и экс-глава уфимского филиала банка Евгений Ванок, а также бывшие члены совета директоров Ирина Веремеенко и Владимир Чуманов.

По мнению АСВ, убыток образовался в результате выдачи банком без залога кредитов «техническим юридическим лицам», которые не вели хозяйственной деятельности.

В апреле арбитражный суд наложил арест на личное имущество ответчиков — средства в банках, недвижимость и автомобили.

Больше всего активов было арестовано у Ирины Веремеенко. В их числе — два земельных участка, половина квартиры в доме на улице Чернышевского, 125 и квартира в доме на улице Революционной, 70 в Уфе, участки в Уфимском районе, четыре нежилых здания базы отдыха «Кушкуль» Караидельского района, 66,09% в уставном капитале ООО «Промышленная корпорация Уралпроминтер» (ликвидирована в августе, специализировалась на вложениях в ценные бумаги) и 100% уставного капитала ООО «Эксперт-менеджер» (занимается риелторской деятельностью).

В сентябре кассационный суд в ответ на жалобу Петра Ефимичева пересмотрел обеспечительные меры и заменил арест конкретных активов на сумму убытка общей суммой ответственности. Так, он предписал арестовать имущество Евгения Ванка и Ирины Веремеенко у каждого на сумму 237,5 млн руб., у Петра Ефимичева — на 854,39 млн руб., Алексея Кузовлева — на 723,9 млн руб., Геннадия Мельникова — на 806,5 млн руб., у Владимира Чумакова — на 686,4 млн руб. Найти и арестовать имущество в пределах этих сумм должны судебные приставы.

• ЦБ отозвал лицензию Центркомбанка в сентябре 2016 года, указав в том числе на высокорискованную кредитную политику организации. Бенефициарами банка участники рынка считали членов семьи предпринимателя Сергея Веремеенко. По данным самого банка на 27 июня 2016 года, примерно по 10% его уставного капитала принадлежало физлицам Георгию Трофимову, Владимиру Чуманову, Елене Каргиной, Вере Балашовой, Олегу Черкасову, Михаилу Прозоровскому, Марине Егоровой, Ильдусу Адигамову (бывшему госсекретарю Башкирии). В числе участников упоминался и бывший глава уфимского филиала Александр Потемкин, покончивший с собой в мае 2016 года. Стоимость активов банка на момент отзыва лицензии составляла 5,5 млрд руб., обязательства оценивались в 7,7 млрд руб., из которых перед 6,2 тыс. башкирских вкладчиков — в 3,2 млрд руб. В феврале 2017 года арбитражный суд Москвы признал банк банкротом. С того времени, по данным Агентства по страхованию вкладов, были погашены требования кредиторов на сумму 2,08 млрд руб. Более 920 млн руб. АСВ получило от продажи имущества банка на торгах.

«Я считаю, что оснований для взыскания убытков с менеджмента нет, потому что все делалось в рамках закона. Ни копейки из банка не украдено,— заявил вчера „Ъ“ один из ответчиков, бывший член правления Центркомбанка Алексей Кузовлев.— А то, что сейчас происходит… АСВ использует избитые формулировки, чтобы как-то обосновать свои требования. В отличие от банков, из которых выводились деньги и которые действительно кредитовали «однодневки», мы работали с реальными компаниями. Это, например, компании группы «Волгомост» — одной из крупнейших строительных групп. В нашем деле агентство называет такие предприятия «однодневками», а в других процессах заявляет об обратном. Кредитные договоры неоднократно проверялись ЦБ, замечаний не было».

Евгений Ванок от комментариев отказался. Найти телефоны других ответчиков в открытом доступе не удалось.

Старший партнер юридической фирмы Intellect Роман Речкин отмечает, что арест имущества бывших менеджеров банков в рамках рассмотрения дел о субсидиарной ответственности стал распространенной практикой. «Логика судов в этом случае сводится к тому, что раз есть банкротство, то кто-то в нем виноват, и это, очевидно, контролирующие должника лица»,— отмечает эксперт. При этом, он подчеркивает, что арест активов не предрешает исход разбирательства. «Суд будет оценивать, кто входил в кредитный комитет, кто конкретно принимал решения о подписании договоров кредитования, кто визировал решения. В зависимости от этого по каждому из ответчиков суд может определить размер ответственности»,— заключил эксперт.