Армия. Воры. Свинарчуки

Журналист Леся Иванова о кейсе Гладковского: к хищениям в оборонпроме причастен Петр Порошенко.

25 февраля журналисты программы «Наші гроші» заявили, что разоблачили масштабную схему хищения оборонного бюджета. Организатором схемы, по данным журналистов, (якобы) стал сын заместителя секретаря совета нацбезопасности и обороны Олега Гладковского  (на фото, прежняя фамилия — Свинарчук — А) — Игорь.

Гладковский-младший примерно в 2015 году вместе с двумя своими «коллегами» наладили поставки с наценкой 200-400% на оборонные заводы запчастей, которые были необходимы для ремонта старой военной техники ВСУ.

Упомянутые запасные части, как говорится в расследовании, в компании Гладковского-младшего и его партнеров появлялись двумя путями.

Первый — контрабанда из России, второй — нелегальная скупка со складов самой же украинской армии.

Детали легализировались в Украине через фирмы-«прокладки», которые подписывали контракты с оборонными заводами государственного концерна «Укроборонпром». Полученные от заводов средства переводились в наличные через конвертационные центры.

Часть «прибыли» якобы шла на «откаты» директорам заводов, часть — правоохранителям, а самая большая «доляха» оседала в карманах организаторов схемы. «Хлопчики», как назвали подельников журналисты, тратили деньги на элитный отдых и не менее элитные авто.

Руководство «Укроборонпрома», который находится в ведении СНБО, знало о мошеннических сделках и давало на них согласие. Когда возникали «пробуксовки» с оплатой, то Гладковский-младший, по данным журналистов, обращался за «помощью» к отцу — заместителю секретаря СНБО.

Журналисты расследовали схему полтора года. По словам авторов сюжета, осенью 2018 года в редакцию пришло анонимное письмо с архивом переписки якобы Гладковского-младшего со своими «партнерами».

Журналисты потратили несколько месяцев на проверку фактов из переписки и установили, что они имели свое отражение в реальных закупках и проплатах. Из этого был сделан вывод, что полученный архив, скорее всего, является подлинной перепиской фигурантов расследования.

В общем журналисты утверждают, что имеют данные о как минимум 250 млн гривен, «заработанных» на схеме через три «прокладки».

Некоторые операции проводились даже через завод «Кузня на Рибальському», который до недавнего времени принадлежал президенту Петру Порошенко и его партнерам.

Журналисты анонсировали еще две части расследования, которое касается хищений в оборонной сфере. Вот первая:

первого материала Жуков общается с Гладковским-младшим. Пазлик сложился.

По данным расследователей, Гладковский-младший вместе с двумя своими «коллегами» наладили поставки запчастей с наценкой 200-400% на оборонные заводы

— А не думали ли вы о том, что все эти данные могли быть просто сфальсифицированы?

— Там был огромный массив информации, которую было, по-моему, просто невозможно подделать задним числом. Там были совместные фото, документы, которые мы потом подтвердили по контрактам бронетанковых заводов с «прокладками».

Ну, и я себе не представляю, сколько времени и способностей могло бы занять подделывание всего массива простой переписки всех этих людей.

Есть кейсы, вытекающие параллельно в переписке разных людей, когда обсуждают различные аспекты одного и того же контракта, например. А потом ты видишь эту историю, подтвержденную документами о закупке.

Словом, когда видишь все эти данные в их совокупности, то представляется весьма сомнительным, чтобы их можно было подделать.

— Происхождение всех этих документов не установлено, и вряд ли они могут быть доказательством в суде. Есть ли возможность, чтобы суд рассматривал эти документы?

— У нас такой возможности нет. Не хочется думать, что будет дальше. Давайте посмотрим. Гладковский уже заявил, что просит проверить эти данные. Олег Гладковский не просто друг действующего президента.

Они знакомы с 1992 года, когда Игорь Кононенко, теперь заместитель главы фракции БПП, привел своего одногруппника по автодорожному институту Свинарчука (теперь — Гладковского) делать совместный бизнес с Порошенко. Вместе с ними работал еще Вячеслав Москалевский.

С тех пор эти люди вместе развивали свои бизнесы, которые на определенном этапе переросли в совместный холдинг — «Укрпроминвест». В 90-х в его состав стали входить активы различных профилей: от кондитерских фабрик и банка «Мрия» до авторемонтных заводов и «Ленинской кузницы».

Впоследствии бизнес-партнеры определили «профили» для каждого. Порошенко был старшим партнером во всех проектах, Москалевский, действующий президент «Рошен», отвечал за кондитерку, Гладковский — за автомобильное направление, позже оформленное в корпорацию «Богдан», Кононенко — за банк группы, газодобывающее направление и фитнес-центр «5 элемент».

Порошенко первым пошел в политику — еще при Кучме. Его младшие партнеры до последнего избегали политической карьеры. Кононенко с 2006 по 2014 год был депутатом Киевсовета. А вот Гладковский оставался в бизнесе.

Пока Порошенко не стал президентом. На парламентских выборах 2014-го Кононенко стал депутатом президентской фракции.

Долгое время Гладковский не шел в политику. Пока президентом не стал Порошенко. Фото: пресс-служба президента

До того, в августе 2014 года, Олег Гладковский стал председателем Межведомственной комиссии, которая курировала оборонку, а в феврале 2015-го был назначен первым заместителем секретаря Совета нацбезопасности и обороны Александра Турчинова.

Неформально Гладковского считают «агентом влияния» президента в оборонке.

Описать уровень близости Олега Владимировича и Петра Алексеевича можно историей, рассказанной УП одним из чиновников АП. Ходит легенда, что когда Гладковский приезжает на Банковую, Порошенко может прервать любую встречу и попросить своего гостя подождать в приемной, чтобы переговорить со своим давним партнером.

Реакция президента Порошенко и Гладковского

Расследование «Наших грошей» вышло поздно вечером 25 февраля и вызвало целый шквал критики и возмущения в социальных сетях.

Однако во властных кабинетах с реакцией не торопились. До самого утра 26 февраля ни один из спикеров президентской команды не обмолвился и словом о расследовании журналистов.

Первой молчание команды Порошенко нарушила представитель президента в парламенте Ирина Луценко. В кулуарах Рады она рассказала журналистам, что относится с подозрением к материалам расследования «Наших грошей»:

«Насколько мне известно, «Укроборонпром” и Олег Гладковський будут судиться с журналистами. Чтобы они или извинились, или привели неопровержимые доказательства. А то складывается странная ситуация. Как только мы начали говорить о хищениях в армии предыдущих лет, сразу появляется какая-то история с 2015 года и вбрасывается перед выборами».

Однако официальной позиции ни президента, ни его ставленника и бизнес-партнера, которого заподозрили в коррупционных сделках на оборонке, не было.

Как признались неофициально собеседники УП в команде Порошенко, позицию по Гладковскому согласовывали «всем миром».

Линия защиты друга Порошенко стала понятна ближе к обеду. Сам Гладковский вышел на публику и заявил, что «требует расследования», а на время его проведения «приостанавливает полномочия в СНБО».

«Чтобы предотвратить любые инсинуации, лично обращаюсь и к Главной военной прокуратуре, и к НАБУ с заявлением как можно скорее проверить все, что изложено в «расследовании», и дать ответы и мне, и всему обществу», — сказал Гладковский «Интерфаксу- Украина».

Буквально через несколько минут после публикации этого заявления, пресс-секретарь Порошенко Святослав Цеголко заявил, что президент поддержал отстранение своего соратника.

«Петр Порошенко требует у правоохранительных органов проведения срочной проверки информации, изложенной в журналистской программе «Наші гроші” для опровержения или подтверждения обнародованного», — написал Цеголко.

Но и после этого сообщения остались вопросы. Почему Петр Алексеевич ни слова не сказал лично, хотя имел несколько публичных мероприятий в этот день?

И наконец, для чего Порошенко поддерживать самоустранение Гладковского, если в президентской единоличной власти просто его уволить?

Что дальше?

«Мы воровали в России запчасти и будем воровать их в дальнейшем. Потому что нам их негде иначе взять. А нам надо восстанавливать танки, БТРы и остальную технику», — с жаром описывает ситуацию УП один из собеседников в руководстве парламентского комитета по вопросам обороны.

«Другое дело, что заниматься этим должно, как во всем мире, само государство, а не какие-то два мажора»,- добавляет он.

Гладковский-гейт будет иметь сразу несколько последствий.

Первое — персональное. По данным УП, еще утром 26 февраля САП открыла производство по материалам «Наших грошей» по статьям 364 ч.2 — злоупотребление властью, 191 ч. 2 — растрата имущества должностным лицом, и 368 — получение взятки. НАБУ сообщило, что уже проверяет факты, изложенные в расследовании Ивановой.

Но между Гладковским-джуниором и тюрьмой стоит тот факт, что доказательства журналистов имеют внепроцессуальный характер. По крайней мере, пока.

По данным УП от источников в прокуратуре, дело против компании Гладковского-младшего и его сообщников расследовали в ГПУ еще в начале 2017 года. Тогда же в МВД были расшифрованы разговоры с телефонов фигурантов.

Судя по всему, именно эти данные каким-то образом попали через анонимный ящик к журналистам «Наших грошей».

Есть отдельная деталь, которая может осложнить проведение следственных действий в отношении младшего Гладковского. Он унаследовал от отца не только внешность и состояние, но и статус почетного консула Сейшельских островов в Украине.

Кроме формальной почетности этот статус позволяет его владельцу иметь авто с дипломатическими номерами и быть защищенным от проверки личных вещей. Более того, вывеска «почетное консульство» над помещением элементарно усложнит правоохранителям проведения обысков.

Главным, однако, остается вопрос, смогут ли данные журналистов использовать следователи и суд.

Но даже если расследование «Наших грошей» не будет иметь прямых уголовных последствий для его фигурантов, оно однозначно будет иметь последствия политические.

«То, что журналистами было найдено, подпадает под статью 111 Уголовного кодекса Украины. Это государственная измена, умышленно совершенное гражданином Украины в ущерб суверенитету, территориальной целостности и неприкосновенности, обороноспособности, государственной, экономической безопасности страны. Вместе с другими фракциями мы начинаем процедуру импичмента президента», — с надрывом кричала во вторник с трибуны парламента лидер «Батькивщины” Юлия Тимошенко.

Может показаться, что у Юлии Владимировны есть такая традиция — объявлять импичмент всем без исключения президентам. Но нынешняя ситуация может стать более серьезной.

Разрыв в президентских рейтингах Тимошенко и Порошенко составляет всего несколько процентов. Чем дольше информация о Гладковском не будет расследована, тем лучше для Тимошенко. Тем больше у нее будет оснований перейти от своего нового, но не очень эффективного, образа «интеллектуальной матери нации» к старому доброму образу пламенного революционера.

А с таким соперником мало кто в Украине может тягаться.

Роман Романюк, фото: Громадське; опубликовано в издании  Украинская правда