Аркадию Воложу послали привет из Кремля

Бизнес

Аркадию Воложу послали привет из Кремля

Последние два дня этой недели на российском интернет-рынке запомнят надолго — и чаще всего будут вспоминать в «Яндексе». После передышки в девять месяцев крупнейшая российская интернет-компания снова оказалась в кольце врагов — и на этот раз положение кажется труднее, чем прошлой осенью.
29.07.2019

С одного фланга удар по «Яндексу» готовится нанести Сбербанк, договорившийся инвестировать $1 млрд в конкурирующие проекты Mail.Ru Group. С другого — государство, которое решило запретить иностранцам владеть интернет-компаниями, сделав исключения только для избранных. Главная цель запрета — «Яндекс», который за эти два дня потерял почти $1 млрд капитализации.

Конкурент с миллиардом. Для того чтобы сказать, что «Яндекс» оказался в тяжелом положении, было бы достаточно и первого удара. В результате сделки Сбербанка с Mail.Ru Group у главного конкурента «Яндекса» появляется почти неограниченный источник финансирования: Сбербанк вложит в сервис такси «Ситимобил» и доставки еды Delivery Club астрономические для этого рынка деньги — 51 млрд рублей. Всего партнеры собираются инвестировать в СП 64 млрд.

Для сравнения, вся выручка сегмента «Яндекса» «Такси» (в нем учитывается и аналог Delivery Club, «Яндекс.Еда») в 2018 году составила 19,2 млрд рублей. В этом году она должна удвоиться, но не более того — по итогам первого полугодия 2019 года выручка «Такси» выросла на 129% и составила 16,45 млрд рублей, сообщила сегодня компания.

Главной новостью в сегодняшних финансовых результатах «Яндекса» стал первый в истории выход «Яндекс.Такси» в прибыль (его американский прототип, Uber, продолжает терять по $1 млрд в квартал). Но теперь придется распрощаться либо с прибылью, либо с доминирующей долей рынка. Получивший миллиардные вливания Сбербанка, но отстающий «Ситимобил» просто не может не начать ценовую войну. На московском рынке на начало 2019 года «Яндекс.Такси» занимало 56,5%, «Ситимобил» — 24,5%.

Все это серьезно омрачает перспективы IPO «Яндекс.Такси», которое в теории было запланировано на 2019–2020 год.

Помимо прочего, сделка Сбербанка с Mail.Ru Group почти наверняка значит, что развод «Яндекса» со «Сбером» в СП в онлайн-торговле — теперь уже дело времени.

Запрет и его последствия. Но в пятницу выяснилось, что резкое усиление конкурента — это только начало. В Госдуму был внесен законопроект, запрещающий иностранным компаниям и гражданам владеть более 20% «значимых интернет-компаний». Никто не сомневается, что главная цель законопроекта — «Яндекс».

То, что законопроект внесен малоизвестным депутатом — бывшим пресс-секретарем кемеровского губернатора Амана Тулеева Антоном Горелкиным, не должно вводить в заблуждение. Сразу три источника рассказали The Bell, что проект разработан в Администрации президента.

То, что главная цель запрета — «Яндекс», не скрывает даже формальный автор закона. Комментируя законопроект, Горелкин назвал две компании, «Яндекс» и Mail.Ru, но необходимость его принятия объяснял именно на примере сервисов «Яндекса».

«Яндекс» подходит под новый закон абсолютно по всем параметрам. Компания Yandex N.V. инкорпорирована в Нидерландах, 85% ее уставного капитала обращается на американской бирже NASDAQ, а 49,2% голосов — принадлежит основателю Аркадию Воложу, у которого по крайней мере на начало 2018 года было гражданство Мальты.

У правительства есть пожелание, чтобы «Яндекс» контролировался и управлялся людьми с российскими паспортами, говорил осенью прошлого года The Bell человек, знающий это от сотрудника АП. Тогда в компании начали разрабатывать план, который должен был удовлетворить это пожелание, — он предполагал передачу 60% голосующих прав в фонд под управлением Воложа и 10–12 топ-менеджеров с российским гражданством.

Информация об этом плане появилась не просто так. За две недели до этого The Bell сообщил, что Сбербанк предложил «Яндексу» купить крупный пакет его акций в дополнение к «золотой акции», принадлежащей госбанку с 2009 года. А спустя несколько дней после той статьи тот же самый депутат Горелкин внес законопроект о запрете на иностранное владение новостными агрегаторами во главе с «Яндекс.Новостями».

Волож вступать в переговоры со Сбербанком не стал — и после этого и его отношения с Германом Грефом, и отношения между Сбербанком и «Яндексом» резко испортились, рассказывали The Bell их знакомые. В 2009 году «золотая акция» Сбербанка защитила «Яндекс» от поглощений — но теперь этой защиты может не оказаться.

Инвесторы «Яндекса», как и осенью 2018 года, все поняли правильно. В четверг, после объявления о сделке Сбербанка и Mail.Ru Group, акции компании упали на 4%. В пятницу, после хорошей отчетности, падение было полностью отыграно — но после появления новости о законопроекте Горелкина «Яндекс» за четыре часа потерял 13%. К моменту отправки рассылки падение затормозилось, но двухдневное падение «Яндекса» за четверг-пятницу составляет 7,4% — это почти $1 млрд капитализации.

Побочные эффекты. Главная цель запрета на иностранные инвестиции в интернете — «Яндекс», но проблемы из-за него будут у всех — с учетом размытых формулировок подвести под закон можно будет почти любую крупную российскую интернет-компанию. Законопроект стал «сюрпризом, если не сказать шоком» даже для правительства, сказал The Bell федеральный чиновник.

Формально под действие запрета, если закон будет принят в нынешнем виде, помимо «Яндекса» могут попасть Mail.Ru Group, Avito, Ozon, HeadHunter, ivi.ru — в общем, почти любая российская интернет-компания, не говоря уже о Facebook и Google.

Но все не так просто. В отличие от действующего уже пять лет аналогичного запрета для СМИ, законопроект об интернет-компаниях предполагает выборочное действие. Реестр «значимых компаний» будет составляться решением правительственной комиссии, которая сможет на основе «мотивированных обращений» разрешать фигурантам списка превышать порог в 20% иностранного владения.

В Mail.Ru Group уверены, что правительственная комиссия согласует ее нынешнюю структуру, потому что компания контролируется российскими гражданами (этого мнения придерживается и депутат Горелкин). Но такой уверенности наверняка нет, например, у Avito, 100% которого принадлежит южноафриканскому Naspers, или Ozon, 39% которого владеет американский фонд Baring Vostok. Онлайн-ритейлеров реальные авторы законопроекта, скорее всего, не имели в виду, но как-то выкручиваться придется и им.