Аркадий Ротенберг и Геннадий Тимченко поделятся с «Газпром» самым дорогим

Знаменитые подрядчики

Структуры «Газпрома» ведут переговоры о покупке его крупнейших подрядчиков — компаний «Стройгазмонтаж» у Аркадия Ротенберга и «Стройтранснефтегаз» у Геннадия Тимченко, ​рассказали РБК два источника, близких к «Газпрому», и собеседник в компании, которая работает с монополией. Информацию о переговорах по продаже «Стройгазмонтажа» РБК подтвердил и источник, близкий к компании Ротенберга. ​Обе сделки могут быть закрыты до конца года, сначала — с Ротенбергом, затем — с Тимченко. А уже в апреле «Стройгазмонтаж» возглавит топ-менеджер «Газпрома» Станислав Аникеев, говорит один из источников РБК. По его словам, решение по этим двум сделкам принято окончательно.

«Стройгазмонтаж» и «Стройтранснефтегаз» известны своим участием в крупнейших инфраструктурных проектах. «Дочка» «Стройгазмонтажа» строила Крымский мост (общая стоимость проекта — 228 млрд руб.). Обе компании были подрядчиками при строительстве газопровода «Сила Сибири» и сейчас принимают участие в строительстве «Северного потока-2». Стоимость этих проектов оценивается более чем 1 трлн руб. и €9,5 млрд соответственно.

Компании Тимченко и Ротенберга планирует выкупить собственный подрядчик «Газпрома» — «Газстройпром». Компания была создана в прошлом году, 49% — у «Газпрома», остальное — у структур Газпромбанка и физических лиц. «Газстройпрому» уже отошли активы третьего по величине подрядчика «Газпрома» — «Стройгазконсалтинга», а в случае завершения сделок с Ротенбергами и Тимченко компания окажется крупнейшим подрядчиком монополии. В 2015–2018 годах «Стройгазмонтаж», «Стройтранснефтегаз» и «Стройгазконсалтинг» получили подряды от «Газпрома» почти на 1,5 трлн руб.

Цену покупки активов и схему финансирования собеседники РБК не раскрывают. «Стоимость компаний оценить довольно сложно, — говорит директор отдела корпораций рейтингового агентства Fitch Дмитрий Маринченко. — На свободном рынке она в первую очередь коррелировала бы с портфелем заказов и репутацией. В России, вероятно, на стоимости могут сказаться и политические факторы».

Санкционные риски

Возможно, «Газпром» обсуждает выкуп подрядных компаний, чтобы снять санкционные риски. «Монополия намерена увеличить долю на рынке Европы и в условиях жесткой конкуренции с американцами хочет устранить все возможные поводы для критики, в том числе из-за подсанкционных подрядчиков», — объясняет вероятный мотив сделки один из собеседников РБК.

Сейчас «Газпром» теоретически можно обвинить в финансировании санкционных компаний, соглашается юрист адвокатского бюро ЕМПП Мерген Дораев. «Скорее всего, сделка направлена на предотвращение обвинений в сделках с подрядчиками — санкционными компаниями. В этом случае покупка «Газпрома» может структурироваться так же, как совершалась сделка по выводу из-под санкций дочерней компании «Реновы» Sulzer. В этом случае средства будут заблокированы на специальном счете, доступ к которому продавец получит в случае снятия с него санкций», — объясняет Дораев.

Аркадий Ротенберг и Геннадий Тимченко вместе с компаниями — подрядчиками «Газпрома» попали под санкции ЕС и США в начале 2014 года. Однако это не помешало им продолжить работу с монополией, получив крупные подряды, в частности на строительство «Силы Сибири» и «Северного потока-2». «Не до конца понятно, почему «Газпром» пошел на это именно сейчас, спустя годы с момента попадания подрядчиков под санкции. Вероятно, есть некие бизнес-договоренности, о которых нам пока неизвестно», — говорит юрист Quorus GmbH Евгений Жилин, полагая, что, выкупая компании у фигурантов санкционных списков, «Газпром» может взять на себя риск вторичных санкций.

Маринченко отмечает, что сделка выглядит логичной в контексте недавних стараний правительства усилить контроль за инвестпрограммами компаний. «Хотя и идет вразрез с мировыми тенденциями последних десятилетий — когда большая часть сервисных работ передается на аутсорсинг», — говорит он.

«У меня нет информации по данному вопросу», — сообщил РБК представитель Ротенберга. Представитель Тимченко от комментариев отказался. В «Газпроме» и Газпромбанке пока не ответили на запросы РБК.

Что останется у Ротенберга и Тимченко

Аркадий Ротенберг создал компанию «Стройгазмонтаж» в 2008 году и тогда же через кипрские офшоры купил у «Газпрома» пять строительных «дочек» вместе с контрактами: «Ленгазспецстрой», «Волгограднефтемаш», «Спецгазремстрой», «Краснодаргазстрой» и «Волгогаз» с суммарным оборотом 43,5 млрд руб. в 2007 году. За строительные активы «Газпром» получил 8,3 млрд руб.

«Стройтрансгаз» (прежнее название «Стройтранснефтегаза») был крупным подрядчиком «Газпрома» с советских времен. Когда монополию возглавлял Рем Вяхирев, она обеспечивала «Стройтрансгазу» 80% портфеля заказов. В 2007 году контроль над «Стройтрансгазом» получили структуры Геннадия Тимченко.

Состояние Аркадия Ротенберга и Геннадия Тимченко в 2018 году Forbes оценивал в $3 млрд и $16 млрд соответственно. У Ротенберга кроме «Стройгазмонтажа» есть еще 80% в компании «Минудобрения», 35% в TPS Avia (контролирует международный аэропорт Шереметьево), 50% в СМП Банке. Совокупная выручка этих компаний за 2017 год чуть больше 30 млрд руб., это в десять раз меньше выручки «Стройгазмонтажа» за аналогичный период (362 млрд руб.).

В апреле прошлого года бизнесмен выкупил у НПФ «Благосостояние» компанию «Мостотрест» — крупнейшего подрядчика на инфраструктурном рынке, субподрядчика строительства Крымского моста с портфелем заказов в 365,5 млрд руб. На развитие и реконструкцию дорожного хозяйства государство сегодня выделяет значительные средства: например, по итогам 2018 года — около 754 млрд руб., обращает внимание аналитик АКРА Максим Худалов.

Для Тимченко «Стройтранснефтегаз» — важный, но не основной актив. Бизнесмен также владеет 23,5% в газовой частной компании НОВАТЭК, 17% в «Сибуре» (занимается нефтехимией), 80% в «Трансойле». Доля Тимченко в НОВАТЭКе сейчас стоит 752 млрд руб., доля в «Сибуре» исходя из предварительных оценок перед IPO — $3–3,4 млрд (порядка 200 млрд руб. по текущему курсу ЦБ).