Анатолия Лазарева поищет Интерпол

Криминал

Анатолия Лазарева поищет Интерпол

Изготовленные компанией «Роскосмоса» приборы оказались никому не нужны.
04.06.2019

Как стало известно “Ъ”, управление МВД на спецобъектах объявило в международный розыск бывшего заместителя руководителя одного из ведущих предприятий «Роскосмоса», корпорации «Стратегические пункты управления — ЦКБ ТМ» Анатолия Лазарева. Он обвиняется в мошенничестве более чем на 20 млн руб. при исполнении контракта для Минобороны. Его защита считает претензии следователей необоснованными, так как сами работы были выполнены, а изготовленные приборы планировалось использовать, в числе прочего, при изготовлении систем для космодрома Восточный и ракетно-космической корпорации (РКК) «Энергия».

Мосгорсуд признал законным заочный арест 63-летнего Анатолия Лазарева, утвердив, таким образом, его международный розыск — согласно законодательству, поиски по линии Интерпола невозможны без соответствующей санкции суда. Господину Лазареву вменяется в вину мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ), якобы совершенное еще в 2012 году. При этом следует отметить, что почти вся жизнь господина Лазарева связана с работой в ракетно-космической отрасли. С 2000-х годов Анатолий Лазарев работал на руководящих должностях в одной из структур «Роскосмоса» — ФГУП «Центральное конструкторское бюро тяжелого машиностроения». Это предприятие, реформированное затем в АО «Корпорация «Стратегические пункты управления»», было создано еще в 1947 году для создания наземного оборудования для первых советских баллистических ракет, с 1970-х годов перешло на разработку высокозащищенных командных пунктов ракетных комплексов. К 2000-м годам у ФГУПа, который теперь занимается изготовлением множества сложнейших систем как для «Роскосмоса», так и для Минобороны и гражданских ведомств, имелось несколько филиалов по всей России. Анатолий Лазарев сначала создал и возглавил московский филиал петербургского СКБ «Титан», а затем, когда тот вошел в корпорацию, стал заместителем ее руководителя — главой московского подразделения КБ «Спецприбор», расположенного на улице Введенского, в районе Коньково.

В июне 2012 году КБ получило заказ от корпорации на изготовление оборудования, в котором планировалось использование партии выпрямительных блоков, модификации которых применялись во многих системах, предназначенных для космодромов и предприятий отрасли. Но в 2013 году тему закрыли. Как считают следователи 4-го управления ГУ МВД по Москве, которое обслуживает особо важные и режимные объекты, работы по договору были выполнены некачественно. По некоторым данным, речь идет об использовании иностранных деталей и общем несоответствии блоков техническому заданию. В результате, по мнению следствия, контракт фактически выполнен не был, а 22 млн руб., которые на него были выделены, господин Лазарев похитил вместе с «неустановленными следствием лицами».

С заявлением о махинациях при выполнении оборонного заказа представители корпорации обратились в правоохранительные органы только в 2014 году. Однако еще четыре года велась доследственная проверка. Лишь в феврале 2018 года было возбуждено уголовное дело, «Стратегические пункты управления» признали потерпевшей стороной, а Анатолий Лазарев стал подозреваемым. После допроса с него взяли подписку о невыезде, но уже через десять дней в отношении заслуженного пожилого человека эту меру пресечения отменили, ограничившись обязательством о явке к следователю. В июне того же года ему официально предъявили обвинение, но снова даже о домашнем аресте речь не шла. Зато спустя почти полгода следователь решил, что обвиняемый скрылся, и объявил его сначала в федеральный, а через два месяца и в международный розыск, после чего и обратился в Замоскворецкий райсуд с ходатайством о заочном аресте.

«Сторона защиты была против избрания какой-либо меры пресечения»,— заявил “Ъ” адвокат господина Лазарева Артур Макаркин. По его словам, следователи не предоставили никаких доказательств того, что они вообще искали и вызывали обвиняемого для допросов. А предположение о том, что фигурант уехал за рубеж, не подтверждалось справкой от погранслужбы о пересечении им госграницы, а основывалось только на рапорте оперативника ФСБ. Между тем защитники особо подчеркивали, что на данный момент Анатолий Лазарев не занимает посты в корпорации или «Спецприборе». Более того, по некоторым данным, КБ как московский филиал вообще ликвидировано еще в 2015 году, что произошло после ухода Лазарева и вслед за ним и его команды. В помещениях на улице Введенского сейчас располагается АО «Производственно-конструкторское бюро «Специальные электронные приборы»». Кстати, именно с этим предприятием в 2012 году «Спецприбор» заключал договор на изготовление блоков для Минобороны, а позже в нем замдиректором стал работать и сам уже бывший глава КБ. Кстати, вопрос заключения договора с коммерческой структурой дал повод адвокатам говорить о преступлении в сфере предпринимательской деятельности, арест за которое запрещен. «К сожалению, эти наши доводы, так же как и указания на шаткость позиции обвинения, суд во внимание не принял»,— заявил господин Макаркин. Он особо отметил, что не может сообщить о местонахождении своего клиента, но пояснил его позицию.

Как отметил адвокат, его подзащитный начиная с 2014 года не раз давал подробнейшие объяснения относительно злополучного контракта. По его словам, Анатолий Лазарев настаивает, что контракт был выполнен в срок, а использование зарубежных комплектующих он согласовывал с соответствующими структурами, тем более что в 2012 году речь о санкциях еще не шла. «Просто этот проект свернули, и блоки оказались никому не нужны»,— сообщил Артур Макаркин со ссылкой на Анатолия Лазарева. По его словам, последний признает, что действительно не внес блоки в инвентаризационные ведомости, а отправил их на склад, так как собирался использовать их в других проектах — для РКК «Энергия» и систем космодрома Восточный. Блоки позже были обнаружены в ходе ревизии, причем сам Анатолий Лазарев якобы даже предлагал урегулировать возникшую ситуацию, выкупив приборы у корпорации. «Никакого хищения здесь не было»,— уверен господин Макаркин, считая, что сначала проверяющие, а потом и следователи не захотели до конца разобраться в ситуации. Адвокат экс-главы «Спецприбора» также отметил, что еще до возбуждения уголовного дела изготовленные приборы изучал специалист из некоей сотрудничающей с корпорацией организации, сделав заключение об их непригодности. «Однако потом следствие назначало свою техническую экспертизу в независимом учреждении, и нам было разрешено поставить свои вопросы перед экспертами»,— рассказал Артур Макаркин. По его словам, специалисты не могли дать однозначные ответы, и тогда следователь назначил новую экспертизу в том самом учреждении, где ранее давал доследственное заключение эксперт. Адвокат пояснил, что с результатами сможет ознакомиться только по окончании предварительного следствия, но на положительные для своего клиента выводы мало надеется.