Американские подводные лодки безнаказанно находились в советских водах

Американские подводные лодки безнаказанно находились в советских водах

Во второй половине ХХ века у каждой из сверхдержав были свои причины осваивать большие глубины в Мировом океане. Американцы были озабочены появившимися советскими подводными лодками с ядерными ракетами. Для Советского Союза важно было получить максимальную информацию об американской системе SOSUS.
После проведения предварительных исследований стороны приступили к созданию первых образцов глубоководной техники. В этой статье мы расскажем о предыстории появления американской разведывательной субмарины SSN-587 «Halibut» и советского комплекса «Архипелаг»
Задачи и реализация. ВМФ США. Подводная разведка
Вторую задачу сформулировали не сразу. После окончания Второй мировой войны американские подводные лодки зачастили в советские территориальные воды с разведывательными миссиями. Иногда это заканчивалось печально. В 1949 году две американские дизель-электрические подводные лодки типа «Balao» SS-345 «Cochino» и SS-426 «Tusk» направились в Баренцево море к Кольскому полуострову. Цель похода заключалась в радиоразведке и вскрытии оперативной обстановки в районе Главной военно-морской базы Северного флота. Особых успехов в радиоперехвате американцы не добились, а на обратном пути на SS-345 «Cochino» возник пожар. Экипаж 15 часов боролся с пожаром, 6 моряков погибли. Оставшихся в живых сняла SS-426 «Tusk», а «Cochino» затонула в 100 милях от побережья Норвегии.
Годом ранее, в 1948 году, две американские подводные лодки типа «Balao» SS-401 «Sea Dog» и SS-322 «Blackfin» «по- наглому» зашли в Авачинскую бухту и в открытую наблюдали за формированием 5-й бригады подводных лодок Тихоокеанского флота. Они, естественно, были обнаружены, но не покинули вод Камчатки. Удалить эти подводные лодки из советских территориальных вод удалось только после дипломатического скандала, возникшего из-за протеста МИД СССР. Но, в основном, разведывательные походы к советским берегам заканчивались успешно. Автор не знает почему, но в отличие от ПВО, которое без раздумий сбивало воздушных разведчиков, командование ВМФ запретило противолодочным кораблям использовать глубинные бомбы против американских лодок в советских территориальных водах. Командиры советских противолодочных кораблей, обнаружив американскую субмарину, могли только бросать в море гранаты, обозначая, что они обнаружили американцев.
Иногда действие принимало гротесковый характер. Подводную лодку SS-567 «Gudgeon» типа «Tang» обнаружили вблизи Владивостока в советских территориальных водах. Субмарину заблокировали и заставили всплыть. На запрос с противолодочного корабля, командир SS-567 ответил: «Мы корабль Соединенных Штатов. Следуем в Японию». На что командир советского патрульного корабля ответил: «Благодарю за совместное противолодочное учение. Прошу покинуть советские территориальные воды». Еще раз повторимся – совершенно непонятна терпимость к нарушителям морской границы в те годы. На земле и в воздухе ситуация развивалась совсем по-другому.
Американские подводники поняли, что, по большому счету, им ничего не угрожает, и прочно «прописались» в советских территориальных водах около главных баз нашего флота. Американские атомные подводные лодки провели картографирование дна в советском секторе Северного Ледовитого океана и в Чукотском море. Субмарины, выполняющие разведывательные миссии, регулярно заходили в залив Петра Великого и «присутствовали» на парадах кораблей в честь дня ВМФ, снимая не только строй кораблей, но и зрителей, находившихся на трибунах.
Успехи SS-574 «Grayback»
Подобное отношение к противнику привело к унизительным для советского флота происшествиям. В обоих случаях «героем» была американская разведывательная подводная лодка USS SS-574 «Grayback». Первый раз, в 1967 году, в заливе Петра Великого, она с помощью боевых пловцов похитила две новейшие морские мины, которые поставили для проведения учений недалеко от Владивостока. Эти мины проходили испытания и специально были выставлены для показа во время инспектирования Тихоокеанского флота Главной инспекцией Министерства обороны СССР.
Публичный скандал разразился после того, как через какое-то время после кражи эти мины были выставлены на международной выставке в Нью-Йорке. После этого случая разведка Тихоокеанского флота стала постоянно отслеживать положение лодки, если она находилась недалеко от советских берегов. Но, несмотря на это, «Grayback» совершила еще одну кражу. Суть произошедшего заключалась в следующем. В ответ на американскую операцию «Хромированный купол» (круглосуточное нахождение в воздухе бомбардировщиков с ядерным оружием на борту), в СССР также ввели патрулирование самолетов Дальней авиации с ядерным оружием. В 1975 году один бомбардировщик потерпел крушение в Тихом. На борту находились две атомные бомбы. По каким-то причинам поиск самолетов и подъём бомб организован не был. Получив информацию от Северного сектора японской системы ПВО «Сейдж» о падении в море советского бомбардировщика у восточного побережья острова Сахалин, Белый дом и Пентагон приняли решение о тайном подъёме советских атомных бомб без уведомления СССР – ведь самолет лежал на дне в советских территориальных водах. Для этой цели было решено использовать разведывательную подводную лодку США USS SS-574 «Grayback» и трех боевых пловцов.
Об операции «Голубое солнце» известно из воспоминаний заместителя Начальника разведки Тихоокеанского флота контр-адмирала Анатолия Тихоновича Штырова из рассекреченных американских источников. Американцы довольно быстро нашли самолет. Глубина в этом месте было около 40 метров. Советских кораблей на месте катастрофы не было. Трое боевых пловцов – капитан Майкл Грант, лейтенант Дрю Вуд и мастер-сержант Дэвид Пирсон — нашли две атомные бомбы. На месте падения был большой уровень радиации. Несколько суток в Вашингтоне принимали решение, что делать с находкой. Потом поступил приказ – поднять. Американцам достался также блок «свой-чужой» с упавшего бомбардировщика. По результатам операции из 73 членов экипажа подводной лодки 67 были награждены орденами США. Правда, все трое боевых пловцов после подъема бомб долго лечились от лучевой болезни.
Подобное происходило не только в Тихом океане. В 1960 году атомная подводная лодка SSN-585 «Skipjack» вошла в Кольский залив и сфотографировала корабли у пирсов в Североморске, а потом перешла в советский полигон и наблюдала за пуском ракет Р-13 с борта советской субмарины К-92 проекта 629
Глобальное слежение
Результатом такой безнаказанности стало решение о постоянном присутствии трех американских атомных субмарин у советских берегов. Одна находилась у берегов Кольского залива, вторая – в районе Владивостока, а третья патрулировала воды, примыкающие к выходу из Авачинского залива на Камчатке. Постепенно это постоянное патрулирование переросло в полезную для ВМФ США миссию. Был собран банк акустических портретов всех советских атомных подводных лодок и большинства дизель-электрических субмарин, кроме тех, которые входили в состав Балтийского и Черноморского флота. Этот процесс стал непрерывным, так как после ремонта или модернизации акустический портрет лодки меняется. Такие портреты нужны, во-первых, для командиров американских субмарин для понимания того, с кем они имеют дело в конкретной ситуации, а, во-вторых, для обработки сигналов, поступающих с гидроакустических станций системы SOSUS для отслеживания действий советских подводных лодок. Эта работа проводится и в настоящее время.
Американские лодки следили за многими ракетными пусками с советских субмарин. Имея информацию о месте ракетных полигонов, куда летели ракеты, можно было предположить, в каких районах на дне лежали части и обломки советских ракет. В военно-морской разведке США зародилась идея, как с помощью поднятых частей получить нужную информацию о конструкции и параметрах ракет, стоящих на вооружении советского флота. Так была сформулирована вторая задача для американской морской разведки.
Глубоководные подводные аппараты
К тому времени ВМФ США был готов к поднятию со дна морей и океанов различных объектов. В статье «Тихая война. Начало противостояния».
мы рассказывали о постройке и испытании в Европе батискафа «Триест». Во время шторма корпус «Триеста» был поврежден, и Огюст Пикар передал батискаф ВМФ Франции для изучения. Инженеры американского Вудс-Хоулского океанографического института предложили Пикару не строить новый батискаф, а выкупить «Триест» и модернизировать его. Тот согласился, и в 1957 году научно-исследовательское управление ВМФ США купило батискаф. После модернизации его назвали «Триест II», и он стал использоваться при работе с системой гидроакустического наблюдения «Цезарь». Полученный опыт позволил американским инженерам построить глубоководные аппараты «Алвин» и «Алюминаут». Эти три аппарата, а так же телеуправляемые CURV стали основой глубоководной группы SDG-1.
Первое боевое крещение эта глубоководная техника прошла при поиске погибшей атомной подводной лодки USS «Thresher» SSN-593 «Трешер». Во время поиска наилучшим образом проявил себя Отдел специальных проектов, руководимый Джоном Крейвеном. Благодаря глубоководной технике SDG-1 и методики Крейвена лодка была найдена.
Вторым удачным проектом Джона Крейвена стал поиск на дне в Средиземном море американских термоядерных бомб с бомбардировщика В-52. Выше мы рассказывали об американской операции «Хромированный купол». Во время патрулирования с ядерным оружием на борту упали два В-52. Бомба с одного из них оказалась в Средиземном море. Её нашли с помощью аппаратов SDG-1. Операцией руководил Джон Крейвен. После этого в Пентагоне решили, что он должен принять участие в новом проекте.
Окончание следует