«Алмазная» обрушилась на топ-менеджеров «Кингкоула»

Бизнес

«Алмазная» обрушилась на топ-менеджеров «Кингкоула»

С Владимира Пожидаева и Виктора Рыбакова хотят взыскать 5,68 миллиардов рублей.
25.12.2019

Как стало известно „Ъ-Юг“, ростовский арбитражный суд привлек бывшего гендиректора ООО «Кингкоул» Владимира Пожидаева и топ-менеджера Виктора Рыбакова, а также саму компанию к субсидиарной ответственности перед кредиторами обанкротившейся угольной компании «Алмазная» на 5,68 млрд руб. Эту сумму предстоит взыскать с них солидарно в пользу налоговых органов, Региональной корпорации развития, а также бывших работников «Алмазной». Юристы отмечают, что взыскать серьезные суммы с привлеченных к субсидиарной ответственности руководителей обанкротившихся предприятий в полном объеме практически никогда не удается.

Размер субсидиарной ответственности Владимира Пожидаева, Виктора Рыбакова и ООО «Кингкоул» по обязательствам ОАО «Угольная компания “Алмазная”» перед кредиторами установлен арбитражным судом в размере 5,68 млрд руб. (информация опубликована в картотеке суда). Как следует из судебных документов, сумма ответственности сложилась из оставшихся долгов «Алмазной» перед налоговыми органами (3,94 млрд руб.), АО «Региональная корпорация развития» (1,04 млрд руб.) и обязательств перед 60 бывшими работниками предприятия. Суд распорядился выдать исполнительные листы о взыскании с ответчиков в пользу кредиторов.

Владимир Пожидаев, Виктор Рыбаков и «Кингкоул» были привлечены к субсидиарной ответственности по обязательствам «Алмазной» в рамках дела о банкротстве предприятия по заявлению конкурсного управляющего.

В апреле арбитражный суд признал, что именно в результате действий бизнесменов и возглавляемого ими «Кингкоула» наступило банкротство «Алмазной» и требования кредиторов остались непогашенными.

Однако установление размера субсидиарной ответственности было отложено до окончания расчетов с кредиторами и состоялось в начале декабря.

По словам Сергея Радченко из адвокатского бюро «Юг», взыскать серьезные суммы с привлеченных к субсидиарной ответственности руководителей обанкротившихся предприятий в полном объеме практически никогда не удается.

Если у ответчика и имеются достаточные активы, то, как правило, они заранее хорошо укрыты»,— сказал юрист.

Он отмечает, что ответчик может обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве, результатом которого станет избавление от обязательств по «субсидиарке», однако это повлечет определенные негативные последствия: по закону банкроту будет запрещено занимать руководящие должности в коммерческих структурах в течение трех лет. Также признанный банкротом гражданин будет обязан информировать об этом банк при обращении за получением кредита. «В такой ситуации банк, скорее всего, ответит отказом»,— говорит Сергей Радченко.

Владимир Пожидаев был гендиректором и соучредителем ООО «Кингкоул» (Москва). Виктор Рыбаков представлял в ОАО «Угольная компания “Алмазная”» управляющую компанию.

«Кинкоул» получил угольные активы в Ростовской области в конце 2012 года, купив у компании «Русский уголь» 100% угольной компании «Алмазная», «Замчаловский антрацит», «Ростовгормаш», «Гуковпогрузтранс» и «Гуковтелеком».

«Кингкоул» обанкротился в 2017 году. «Алмазная» и «Замчаловский антрацит» были признаны банкротами годом ранее. Проблемы на предприятиях «Кингкоула» привели к массовым увольнениям работников и образованию задолженности по заработной плате в сотни миллионов рублей. В регионе возникла социальная напряженность, для снятия которой потребовалось вмешательство региональных властей. По распоряжению губернатора Ростовской области Василия Голубева, зарплату горнякам начали выплачивать с августа 2016 года из средств Региональной корпорации развития (принадлежит областному правительству). Сумма выплат составила 357,6 млн руб.

В 2017 году Гуковский городской суд признал Владимира Пожидаева виновным в злоупотреблении полномочиями и невыплате заработной платы. В прошлом году предпринимателя судили еще раз — по обвинению в преднамеренном банкротстве подконтрольных «Кингкоулу» предприятий. При сложении наказаний суд учел время нахождения под стражей и определил срок пребывания в колонии общего режима в два года и 11 месяцев с исчислением от 31 июля 2018 года.