Алексей Хотин спрятал 5 млрд займов через схему с «ДримНефтью»

Алексей Хотин спрятал 5 млрд займов через схему с «ДримНефтью»

Главному банкроту 2018 года помогали Жабанов и Подлисецкий, общая задолженность «Югры» — 270 млрд рублей

В конце прошлого года Центробанк начал бить тревогу по поводу массового банкротства компаний, в основном, нефтяного сектора, которые получали кредиты в лишённом лицензии банке «Югра». По странному совпадению, все эти фирмы были так или иначе аффилированы с бывшим владельцем этого банка Алексеем Хотиным. Эксперты ЦБ и Агентства по страхованию вкладов (АСВ) тогда публично заявляли, что процесс этот может быть не чем иным, как продолжением вывода средств из разорившегося банка. В нашем распоряжении оказались документы, связанные с одним из таких банкротств и убедительно подтверждающие версию Центробанка.

Как уже не раз писали СМИ, незадолго до выявления проблем в банке «Югра» его владелец Алексей Хотин начал активно «избавляться» от других своих активов, связанных с нефтедобывающей отраслью и московской недвижимостью. Избавляться в кавычках, поскольку компаний просто переводились на доверенных лиц — зиц-учредителей, — которые, по многим косвенным и документальным признакам, продолжают подчиняться Хотину. Так, номинальным собственником концерна «Русь-Ойл» стал давний соратник банкира, еще со времен московского рейдерства 90-х, Сергей Подлисецкий, а большинство нефтяных и инфраструктурных компаний номинально владеют штатные сотрудники головного офиса.

Имя же самого Хотина фигурирует сегодня лишь в качестве акционера британской компании Exillon Energy PLC и еще в кипрском офшоре — SENEAL INTERNATIОNAL AGENCY LTD, — напрямую не связанном с «Русь-Ойлом», но при этом владеющим 29,99% акций Exillon Energy. Но достаточно изучить детали банкротства, явно спланированного, одной нефтяной компании ООО «Управление буровых работ-1» (УБР-1), чтобы понять — связи есть, причем самые прочные и эффективные в плане вывода средств вкладчиков «Югры» за рубеж.

УБР-1 стала одной из 114 компаний-должников «Югры» в отношении которых в 2017-18 годах проводились процедуры ликвидации. Суммарная задолженность этих юрлиц перед банком превысила, по данным РБК, 270 млрд рублей. В телефонном разговоре с нашим корреспондентом руководитель юридической фирмы, уполномоченной АСВ защищать интересы пострадавших клиентов «Югры», сообщил интересную деталь: только за три майских дня в прошлом году суды получили 60 исков о признании банкротами таких компаний! То есть, компании банкротились как по команде «сверху», одномоментно и организованно, и в результате у АСВ остается все меньше шансов вернуть в кассу банка хоть что-то.

Бенефициаром этих «веерных» банкротств наблюдатели и специалисты АСВ уверенно называют Алексея Хотина, и вот на чем может быть основана их уверенность.

ООО «УБР-1» незадолго до банкротства никак нельзя было назвать проблемным предприятием. Компания существовала с 2013 года, по итогам 2017-го показало чистую прибыль в размере 615,2 млн рублей, суммарная стоимость активов, находившихся на балансе предприятия, составляла 49,8 млрд рублей.

Однако в августе 2017 году в суд поступил коллективный иск от группы компаний-кредиторов, которые предъявили к УБР-1 претензию на сумму 4,8 млрд рублей с требованием признать должника банкротом. Самым крупным участником иска стало ООО «ДримНефть», зарегистрированное в Москве, претендовавшее на получение 3,052 млрд. рублей. К «ДримНефти», в свою очередь, права требования этого долга перешли от ООО «Каюм Нефть», выступившего изначально заказчиком бурения скважин, которое должна была произвести УБР-1.

Если кратко, то схема такая: АО «Каюм Нефть», входящее в группу Exillon Energy, получило от банка «Югра», принадлежавшего Хотину, кредит на освоение скважин. Далее «Каюм Нефть» авансом, путём передачи двух векселей ПАО БАНК «ЮГРА» серий 880-1 № 0192 и 880-01 № 0184 на сумму $149 тыс и $1,5 млн соответственно, оплатило подрядчику ООО «УБР-1» (часть холдинга «Русь-Ойл») стоимость работ по бурению этих скважин. Далее, УБР-1 договаривается с «ДримНефтью», что фактическим подрядчиком будет выступать московская фирма, и принимает на себя обязательства перевести на её счет 3,052 млрд. рублей. Однако этих денег «ДримНефть» так не получает, что служит формальным основанием для иска о банкротстве УБР-1.

Арбитражное дело по номером А75-12928/2017, возбужденное по этому иску рассматривается на протяжении почти двух лет, и все это время заинтересованные стороны, представляющие интересы государства, — налоговая служба и АСВ — пытаются доказать в суде аффилированность истцов с ответчиком и, следовательно, преднамеренность данного банкротства.

Как следует из материалов дела, немедленным симметричным ответом на иск стала подача гендиректором заявления о ликвидации предприятия. Вот цитата из дела: «Единственным участником ООО «УБР-1» 04.09.2017 принято решение о добровольной ликвидации общества. Как правило, основной причиной добровольной ликвидации является неспособность общества в полном объеме удовлетворить требования кредиторов. Из изложенного следует, что ООО «Управление буровых работ-1», получив в период с апреля по июнь 2017 года от АО «Каюм Нефть» аванс в размере 4,74 млрд, через два месяца стало отвечать признаку неплатежеспособности».

Еще в одном фрагменте дела присутствует четкий ответ на вопрос, почему же вдруг УБР-1 стало отвечать признаку неплатежеспособности. Конкурсные управляющие банка «Югра», выступившего, разумеется, одной заинтересованных сторон в этом деле, опираясь на данные Росфинмониторинга, выявили «признаки действий, направленных на вывод из банка активов, результатом которых стало поступление денежных средств на счет SENEAL INTERNATIОNAL AGENCY LTD (Республика Кипр), принадлежащей Хотину Алексею Юрьевичу».

Чтобы заявить в суде, что все эти «переброски» подрядов и взаимные иски — части одной большой аферы Хотина, — временной администрации банка «Югра» необходимо доказать факт аффилированности перечисленных выше компаний. И сделать это не так уж сложно, на самом деле.

«Каюм нефть» — «дочка» Exillon Energy, как следует из годовой отчетности британской компании за 2016 год ООО «УБР-1» входит в состав группы «Русь-Ойл», которая создавалась в начале 2010-х годов как проект консолидации небольших нефтедобывающих компаний, приобретённых Exillon Energy: «Полярное сияние» и др. «ДримНефть» формально в холдинг «Русь-Ойл» вроде не входит, но вот странное обстоятельство: учредителем «ДримНефти», по данным ЕГРЮЛ, является Жабанов Андрей Викторович, и он же в 2013 году входил в число собственников ООО «УБР-1». Рабочие-вахтовики на своем форуме называют «ДримНефть» «бывшим ООО «Восток Бурение», которое ранее официально значилось филиалом ЗАО «Русь-Ойл» (при Хотине в роли официального учредителя концерн был закрытым акционерным обществом).

Очевидно, эти пересечения представитель ФНС России пытался заявить в суде как «довод о возможной аффилированности должника и нового подрядчика» (цитата из материалов дела», однако суд счет доказательства недостаточными и отказался признавать ничтожным договор передачи подряда от УБР-1 к «ДримНефти».

Между тем, такой поворот событий мог бы ввести операцию по спасению средств вкладчиков «Югры» на международный уровень, распространив солидарную ответственность на зарубежные компании, контролируемые Хотиным — Exillon Energy и кипрскую Seneal Agency. Впрочем, суды еще далеко не закончены, и есть все основания полагать, что так оно в конце концов и случится.

Андрей Кононов