Александру Дрыманову светят 16 лет

Чиновники

Александру Дрыманову светят 16 лет

Бывшим руководителям подразделений СКР запросили максимальные сроки за взятки.
11.02.2020

На начавшихся в понедельник судебных прениях по уголовному делу о коррупции в Следственном комитете гособвинение попросило Мосгорсуд приговорить бывших начальника столичного ГСУ СКР Александра Дрыманова и руководителя управления комитета по Центральному округу столицы Алексея Крамаренко к 16 и 14 годам колонии соответственно. Представители Генпрокуратуры предложили также добавить 4 года к 13-летнему сроку заключения, который уже получил за другую взятку бывший руководитель главка межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Михаил Максименко.

В прениях, проходивших в закрытом для слушателей режиме, успели выступить только гособвинители Игорь Потапов и Милана Дигаева. Они ходатайствовали перед судом о максимально возможных сроках заключения для троих подсудимых (за получение взятки в особо крупном размере, ч. 6 ст. 290, Уголовный кодекс предусматривает до 15 лет колонии). Кроме того, представители Генпрокуратуры попросили оштрафовать полковника Крамаренко на 195 млн руб., генерал-майора Дрыманова на 196 млн руб., а бывшего полковника Максименко — на 250 млн руб. Если Мосгорсуд согласится с позицией гособвинения, действующие полковник и генерал также будут лишены своих званий и госнаград. В среду свои мнения о собранных следствием доказательствах выскажут адвокаты подсудимых.

Напомним, что по версии следствия ФСБ, в которое Генпрокуратура передала материалы дела, в июне 2016 года фигуранты расследования совместно с заместителем главы ГСУ СКР по Москве Денисом Никандровым добились переквалификации уголовного дела криминального «авторитета» Андрея Кочуйкова (Итальянец). Предъявленное ему обвинение в вымогательстве (ст. 163 УК) было заменено на более мягкую ст. 330 УК РФ (самоуправство), после чего содержащийся в СИЗО Итальянец вышел на свободу. Его, впрочем, сразу задержали негласно курирующие расследование сотрудники управления «М» ФСБ РФ. Затем они же стали выяснять, на каком основании столичное ГСУ СКР отнеслось к «авторитету» столь гуманно.

Чекисты в итоге заподозрили, что переквалификация дела была совершена небескорыстно, а поскольку их подозрения касались руководителей столичного главка и центрального аппарата СКР, возбужденное по факту коррупции уголовное дело «для объективности разбирательства» было передано в следственное управление ФСБ РФ.

Арестованный в его рамках первым Денис Никандров подтвердил версию чекистов. Он рассказал на допросе, что незадолго до освобождения Андрея Кочуйкова бизнесмен Дмитрий Смычковский рассказал своему знакомому Михаилу Максименко, что за Итальянца хлопочет вор в законе Захарий Калашов (Шакро Молодой), который готов выплатить $1 млн за прекращение уголовного преследования своего приятеля. Поскольку сам главный безопасник комитета вмешиваться в расследование уголовного дела Итальянца, отданное, к тому же, в ГСУ Москвы, не мог, ему пришлось привлекать к коррупционной схеме своих знакомых из столичного подразделения.

По версии Дениса Никандрова, еще в апреле 2016 года господин Смычковский получил от людей Шакро обещанный $1 млн и поровну разделил валюту между четырьмя фигурантами дела, оставив пятую часть суммы себе за посреднические услуги. При этом, по словам Дениса Никандрова, посредник расчитывался с господами Максименко и Дрымановым, а сам он якобы получил свою долю от главы ГСУ СКР по Москве прямо в его рабочем кабинете.

В итоге Дмитрий Смычковский был обвинен в посредничестве в передаче взятки заочно, поскольку к моменту возбуждения уголовного дела уехал в Великобританию и возвращаться оттуда не планирует. Денис Никандров в рамках заключенной им с Генпрокуратурой сделки получил 5,5 года колонии и уже вышел на свободу условно-досрочно. Михаил Максименко был приговорен к 13 годам колонии за еще одну взятку, полученную им от другого посредника за «общее покровительство» процедуре освобождения Итальянца. Сейчас речь идет о том, следует ли добавить ему срок за второй коррупционный эпизод. Судьбу господ Дрыманова и Крамаренко, категорически отрицающих свою причастность к взятке, в ближайшие дни определит Мосгорсуд.