Александр Сосис и страховые аферы. Похождения подельника Рината Ахметова

Почему правоохранители слишком рано отступились от банка «Альянс».

За приветливой улыбкой страхового маклера может скрываться автор теневых схем, а за дверями неказистого банка — один из крупнейших конвертационных центров в стране. Биография создателя и главы компании «АСКА» Александра Сосиса (на фото) кратка, сера и малоинтересна — просто список рутинной работы. Но это идеальное прикрытие для тех дел, которыми они занимались годами, и которыми, возможно, занимаются и сейчас, писал в интернет-издании Донецк, где он окончил школу и устроился работать в Гортеплосеть. Видимо, эта работа его настолько увлекла, что он почти забыл о своем воинском долге: в армию Сосис «загудел» только в 19 лет (в 1974 году), а демобилизовавшись (в 1976) снова вернулся на родное предприятие. По некоторой информации издания, такая привязанность Сосиса к Гортеплосети Донецк была обусловлена тем, что его там пристроили на хорошее место.

Лилия Сосис

Интересно, что в открытых базах данных Александр Сосис и его супруга Лилия Сосис (1968 г.р., частный врач-психотерапевт) до сих пор числятся прописанными в Донецке по адресу Челюскинцев 243. Это старый район частного сектора, но теперь по данному адресу находится аптека и автосервис.

В 1977-м Александр Иосифович поступил в Донецкий политехнический институт (ныне – Донецкий Национальный технический университет) на факультет автоматики и телемеханики, одновременно продолжая работать или числиться в Гортеплосети. И только в 1979-м он перевелся на работу в Донецкий узел связи, где и сделал свою первую карьеру. В 1982-м, окончив институт, он получил должность инженера, а к концу 80-х уже был заместителем начальника узла связи (вновь по чьей-то протекции). Но даже руководящая должность не привлекала жаждущего больших денег Сосиса, и в 1989-м он нашел себе место главного инженера в кооперативе «Хозрасчетный центр «Союз»» при Донецком обкоме комсомола. Деньги посыпались пачками, но и этого Сосису было мало.

Галина Третьякова

Тогда Александр Сосис познакомился с Геннадием Хавулей, который организовывал в Донецке филиал московского «Акционерного страхового кооперативного общества» («АСКО»), первой в СССР частной страховой компании, создателями которой были Григорий Фидельман и Геннадий Дуванов. В 1990-м Донецкое отделение «АСКО» заработало: Хавуля стал его директором, Сосис замом (но до августа 1991-го сохранял и свою должность в «Союзе»), и тогда же они взяли к себе на работу Галину Третьякову (сначала секретаршей), работавшую до этого в Харькове директором малого предприятия при танкоремонтном заводе.

В то время на будущее страхового бизнеса смотрели еще скептически: советские граждане страховались редко и неохотно, а на госпредприятиях пока и не слышали о страховых схемах, позволяющих выводить всю прибыль. Для привлечения денег Хавуля и Сосис придумывали разные схемы. Одной из них была торговля импортным ширпотребом: в «нагрузку» к пуховикам, джинсам и магнитофонам продавали страховые полисы «АСКО». Покупаешь куртку за 300 рублей – плати еще столько же за полис! Другой схемой было страхование экспортно-импортных операций, которыми занимались МП и СП: договаривались со своими знакомыми комсомольцами-кооператорами, отстегивая им часть прибыли, а те перекладывали страховые расходы на себестоимость.

В начале 90-х Хавуля, обменяв свою долю на доллары, решил эмигрировать в США. Генеральным директором донецкого отделения «АСКО» стал Сосис, но уже тогда бизнес расширили на Киев, создав «АСКО-Киев». Вообще, этих филиалов в 90-х было открыто много, некоторые потом слились с другими, некоторые по несколько раз меняли названия — например, «АСКА-Донбасс Северный» изначально называлась «Дружковка-АСКО ЛТД». Поэтому история украинской «АСКА» весьма запутана. Её головной офис образовался в 1993-94 г.г., когда украинский филиал «АСКО» отделился от «материнской» московской компании, сменил в названии букву «О» на букву «А», и так появилось ЧАО «Украинская акционерная страховая компания АСКА» (ЕГРПОУ 13490997), которую в настоящее время через фирмы-прокладки контролирует Ринат Ахметов. А уже этой головной компании принадлежат контрольные пакеты акций дочерних страховых фирм.

Процесс «выкупа» украинской «АСКА» и сосредоточение её акций в руках нескольких топ-менеджеров остался так и до конца не освещенным. Известно, что Геннадий Хавуля сначала обещал, что «АСКА» будет принадлежать её трудовому коллективу (такая форма частной собственности была наиболее распространенной в то время), и обещал раздать всем свою небольшую долю акций. Но в итоге основную часть акций разделили между собою топ-менеджеры, которые потом скупили остальные. Хавуля в итоге сразу продал свои – и эмигрировал в Америку.

О том, насколько быстро поднялось в финансовом плане руководство «АСКА», говорит пример из жизни Галины Третьяковой, работавшей в 90-х заместителем директора киевского офиса. В 1992-м она приехала в Киев и жила на съемной квартире, сразу подрядив соседку в качестве домработницы. Через пару лет она выкупила и снимаемую квартиру, и соседскую (по доброй ли воле?), соединила их в одну и превратила в хоромы – по меркам того времени. Имела частную охрану, и даже нянечкой к своим детям приставила бывшую телохранительницу.

Такие меры предосторожности были обоснованы: в 90-х купающаяся в легких деньгах «АСКА» имела непосредственные деловые отношения с полукриминальным и криминальным бизнесом. Без наличия собственной «крыши» компания бы сразу прогорела или перешла в другие руки, потому что уже в 1993-м её пытались «разводить на страховку»: официально застрахованный груз якобы пропадал, а бандиты требовали с компании страховую сумму. Тогда Третьякова, Сосис и другие топ-менеджеры «АСКА» подключали свою «крышу», с помощью которой и «разруливали» ситуацию, после чего «пропавший» груз чудесным образом обнаруживался целым и невредимым. По информации источников автора, таких «крыш» было несколько: Третьякова обращалась за помощью к одной из киевских ОПГ, а также к коррумпированному столичному УБОПу (подробнее о связях «оборотней в погонах с бандитами можно почитать в материале о Геннадии Ильине), а вот Сосис наладил контакты с «земляками», сблизившись с группировкой Брагина-Ахметова. Таким образом, внутри «АСКА» образовалось как бы два центра влияния: в Киеве (опирающийся на Третьякову и «АСКА-Жизнь») и в Донецке (Сосис). При этом структуры Ахметова начали постепенно поглощать «АСКО» уже с конца 90-х.

Как продался Сосис

С началом нового века между Киевом и Донецком возникла борьба за полный контроль над «АСКА», в которой Третьякова проиграла и была выжита из компании. Сначала в 2001-м стараниями Сосиса 51% акций «АСКА» были проданы компаниям Ахметова «АРС» и «Данко». Двумя другими крупными акционерами «АСКА» оставались сам Сосис и Третьякова, от которой вскоре отвернулась Фортуна. Сначала в 2004 году умер Борис Савлохов (прозвище Солоха), столичный криминальный «авторитет» и лидер ОПГ, непосредственно связанной с «убоповской мафией» — и, по некоторой информации издания, это значительно ослабило позиции Третьяковой.

Еще одним фактором, способствовавшим Ахметову в поглощении «АСКА», был… первый Майдан. Тогда фанаты «оранжевой революции» агитировали друг друга игнорировать все компании, принадлежавшие «донецким» — и дела у киевской «АСКА-Жизнь» стали идти хуже. Правда, Ахметов тогда и сам раздумывал, стоит ли развивать это направление, но его убедил Сосис, который без поддержки «донецких» просто не смог захватить всю «АСКА», и мог бы сам вылететь из неё.

Третьякова и стоящие за ней люди рассчитывали продать свой пакет акций «АСКА» инвестиционной группе «PPF», которой владеет чешский олигарх Петр Келлнер (в 2018 году его состояние составляло свыше 15 миллиардов долларов). Сделка могла бы состояться, если бы к акциям Третьяковой добавил свои Сосис, поскольку Келлнер хотел крупный пакет, и Третьякова долго убеждала Сосиса, но он не пошел против Ахметова. Зато он пошел против Третьяковой: это с его помощью люди Ахметова начали её «прессовать». Третьякова лишилась должности директора «АСКА-Жизнь», которую тут же занял Сосис, и Ахметов хотел выкупить её акции за… 200 тысяч гривен. Лишь упорная несговорчивость Третьяковой, привыкшей иметь дело с «лихими людишками», позволила ей выторговать за свои 10% акций полтора миллиона евро – хотя и эту цену за её долю компании называли заниженной в разы. А всего через год Сосис собрался продать Ахметову свой пакет акций (23%) за 7 миллионов евро!

С того момента, как «Систем Кэпитал Менеджмент» стал основным владельцем «АСКА», Ахметов владел ею через меняющиеся схемы: то через ЗАО «Донгорбанк», то через оффшорную «прокладку» SCM Finance Ltd и другие фирмы.

Правда, особой прибыли Ахметову «АСКА» вроде бы не приносила, по крайней мере, в страховании физических лиц. В 2009 году даже появилась информация, что Ахметов собирается продать «АСКА» — но этого не случилось, возможно, его снова уговорил Сосис, для которого страховая компания была золотым дном. Сосис создал на свои дивиденды инвестиционный и благотворительный фонды, и даже пожертвовал круглую сумму на памятник страховому агенту — которым оказался… Юрий Деточкин. Памятник с намеком, учитывая, чем Деточкин занимался в неурочное время.

Но зато «АСКА» участвовала в странных схемах страхования предприятий Ахметова, которые вызвали немалое удивление и даже подозрение экономистов. Так, например, после Сергея Дядечко.

Вот только воспользоваться результатами обыска СБУ не удалось. Буквально сразу после него был поднят скандал: Еврейская община Донбасса, устами раввина Пинхуса Вышедски (бывшего лидера донецкой общины «Хабад») заявила, что во время обыска «альфовцы» украли из ячейки банка деньги и ценности, принадлежавшие неким «евреям-беженцам». На сотрудников СБУ завели уголовное дело, их таскали по судам. А пока длился скандал, банк «Альянс» перепродали новым владельцам – и в итоге им стал Александр Сосис.

Почему перебравшиеся в Киев донецкие евреи-беженцы решили хранить свои деньги и ценности именно в «Альянсе», а не в «Привате» или «Ощадбанке»? Это вопрос остался без ответа, как и то, связывали ли донецкую общину «Хабад» с банком Иванющенко чисто клиентские отношения, или же украинцы ещё слишком многого не знают? Действительно, если к «Хабад» относится не только «ультра-патриот» Коломойский, но и «оппоблоковец» Вадим Рабинович, то почему бы донецким «хабадовцам» не иметь дела с Иванющенко и Ахметовым?

Но теперь интересно другое: в чем был смысл продажи «Альянса» Сосису, какую цель преследовали продавцы и покупатели? На этот счет у автора есть целых три версии, каждая из которых в той или иной мере подкреплена обрывчатой информацией из разных источников. Во-первых, что наиболее вероятное, Иванющенко решил отдать контроль над «Альянсом» Ахметову, поскольку тот неплохо пристроился при новой власти, уверенно расширяя свой бизнес по всей Украине — в отличие от Юры Енакиевского, вынужденного скрываться за границей. Однако, согласно второй версии, не исключено, что Иванющенко по-прежнему сохранил контроль над «Альянсом», а Сосис стал его доверенным, но формальным владельцем – разумеется, с согласия Ахметова. Наконец, третья версия намекает на еврейское происхождение самого Сосиса и на то, что Еврейская община Донецка имеет на банк «Альянс» куда большие виды, чем простое хранение своих сбережений в его ячейках. И возможно, что она специально спасала банк, подняв скандал.

Что ж, в любом случае нужно признать, что правоохранительные органы слишком рано и поспешно отступились от банка «Альянс», упустив возможность накрыть не только конвертационный центр и схемы финансирования ЛДНР. Равно как объектом пристального расследования может стать и его новый владелец Александр Сосис, который наверняка мог бы рассказать немало интересного о теневом бизнесе «донецких».

Сергей Варис,