Александр Мамут забил «Стрелку» по всей России

Александр Мамут забил «Стрелку» по всей России
Бизнес

Александр Мамут забил «Стрелку» по всей России

Как конструкторское бюро бывшего олигарха освоило 100 миллиардов на несостоявшееся «благоустройство» в регионах.
02.07.2019

«Приехала девушка, показала схему. Я ей сказал, что в ближайшие несколько лет у нас эта работа не планируется. И вообще, нужно подавать свои заявки на конкурс, а не ловить губернатора за рукав посреди улицы» – так описывает губернатор Калужской области Анатолий Артамонов знакомство с КБ «Стрелка» по госпрограмме «Формирование комфортной городской среды».

Это было в 2017 г., «Стрелка» разрабатывала для Калуги проект набережной реки Яченки. Минстрой РФ тогда обещал грандиозную программу благоустройства, а «Стрелка» была ответственной за общественные пространства в 40 городах. За два года на программу потрачено больше 100 млрд руб. из бюджетов разных уровней. Однако, несмотря на потраченные миллиарды, похвастать особо нечем: деньги были размазаны по 3000 муниципалитетов, большинство из них на полученные деньги смогли разве что положить асфальт в нескольких дворах. А проекты «Стрелки», которые должны были стать самой прогрессивной частью программы, реализованы меньше чем на 15%, хотя на эти и другие проекты за последние три года КБ получило около 4,6 млрд руб. «Ведомости» разобрались, зачем запускалась программа и кто на ней заработал.

Как родилась «Стрелка»

Основоположником моды на благоустройство можно считать Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Он родился в 2009 г. из дружбы бизнесмена Александра Мамута и братьев-художников Константина и Георгия Тотибадзе. Тогда из-за конфликта арендаторов братьев выгоняли с «Красного Октября» и Мамут решил им помочь, описывал эту историю журнал Inc. Он снял им новое помещение под мастерские, а спустя несколько месяцев основатель «Афиши» Илья Осколков-Ценципер придумал сделать некоммерческий образовательный институт, который учил бы людей создавать проекты в области медиа, архитектуры, дизайна и урбанистики.

В 2013 г. Мамут со «Стрелкой» попали в тренд. «В политических кругах пошли разговоры о благоустройстве городской среды. Тогда не было внутренней позитивной повестки, а если просто выделять деньги на что-то, люди этого не замечают», – вспоминает собеседник, близкий к администрации президента.

Когда стало понятно, что на урбанистику есть спрос, подкрепленный деньгами, кроме образовательного института появилось консалтинговое бюро (КБ) «Стрелка», оно было основано как раз в 2013 г. 80% КБ контролирует «АНН холдингс» Мамута, по 10% – у гендиректора КБ Дениса Леонтьева и Варвары Мельниковой, директора института «Стрелка».

Через год с небольшим КБ «Стрелка» выиграло миллиардный контракт московской мэрии на разработку стандартов благоустройства по программе «Моя улица».

Свои услуги «Стрелка» оценивала в несколько раз дороже, чем ее предшественники, объясняя это тем, что ориентируется на западный опыт и проводит многочисленные исследования, писал журнал Inc. Через год некоторые улицы в центре Москвы, где шло благоустройство по проекту «Стрелки», затопило во время дождя. Ливневая канализация оказалась не способна справиться с потоками воды. А чтобы ее переделать, понадобилось бы слишком много денег, оправдывался тогда партнер КБ «Стрелка» Григорий Ревзин.

Со временем главным лоббистом урбанистических идей в правительстве стал считаться тогдашний первый вице-премьер Игорь Шувалов (занимал этот пост до мая 2018 г., сейчас – глава ВЭБа), когда-то начинавший свою карьеру в структурах Мамута.

Весной 2016 г. о благоустройстве заговорил и президент России Владимир Путин: он призывал «сделать все необходимое, чтобы уровень благоустройства городов, поселков соответствовал ожиданиям граждан», и для этого обновлять парки, скверы и зоны отдыха.

В 2016 г. за программу «Формирование комфортной городской среды» взялся Минстрой. «Идея родилась на совещании, были вице-премьер [Дмитрий] Козак, я и Андрей Чибис (на тот момент – замминистра строительства РФ, сейчас губернатор Мурманской области. – «Ведомости»)», – вспоминает тогдашний министр строительства РФ Михаил Мень. Шувалова на том совещании не было. В результате главным лоббистом урбанистики неожиданно оказался не он, а партия «Единая Россия».

Городская среда и выборы

Программа была запущена как партийная. В 2016 г. прошли очередные выборы в Госдуму, и на встречах с избирателями у депутатов «Единой России» было много обращений с просьбой помочь с благоустройством, говорит единоросс, замглавы комитета Госдумы по ЖКХ Павел Качкаев. Поэтому партия активно включилась в процесс – она участвовала и в написании программы, и в выделении денег. При этом разрабатывалась она в авральном режиме – всего за несколько месяцев (с сентября по декабрь). Программа действительно принималась в пожарном порядке, было понятно, что ее хотят каким-то образом использовать на выборах президента 2018 г., вспоминает бывший сотрудник аппарата Меня.

В итоговом варианте документа было прописано, что деньги на благоустройство будут выделяться в соотношении 70% – на дворы и 30% – на общественные пространства. Многие в Минстрое были против, настаивая на большей пропорции общественных пространств, но единороссы настаивали именно на дворах, потому что у каждого свой округ и нужно налаживать отношения с избирателями, говорит бывший сотрудник министерства. С тех пор на совещаниях единороссы называли эту программу «партийной». «Сейчас эта программа – один из основных доноров рейтингов партии и ее кандидатов», – поясняет собеседник в «Единой России».

В 2017 г. на программу выделили 56,5 млрд руб. 24,5 млрд давал федеральный бюджет, остальное – региональные и местные бюджеты. Минстрой распределял деньги между регионами в зависимости от бюджетной обеспеченности и от доли многоквартирных домов, которые нуждаются в капитальном ремонте. После этого регионы распределяли деньги уже между своими муниципалитетами. «Вице-губернаторы, которые отвечают за ЖКХ, смотрели на нас как на врагов народа, говорили: вы поймите, нам не до этого, у нас отопительный период, нам надо уголь закупить, – вспоминает Чибис. – Мы их переламывали, просвещали, раз в неделю проводили видеоселекторы, и в итоге у них отношение изменилось».

Как благоустройство обеспечило явку

Принятую за несколько месяцев программу начали воплощать в жизнь так же быстро: уже в 2017 г. деньги получили больше 1500 муниципалитетов. Но из-за спешки Минстрой не успел подготовить реализацию проекта, отдельные регионы не успели принять программы благоустройства, отмечала в своей проверке Счетная палата. «Деньги пришли весной, потом месяц-два, чтобы провести конкурсы среди подрядчиков, к реализации приступили только в августе – а какое благоустройство осенью?» – объясняет бывший региональный чиновник. Из-за сезонности работ «есть риск некачественного выполнения», писали аудиторы.

Тем не менее приближающиеся президентские выборы только увеличили размах программы. Уже осенью 2017 г. было окончательно решено, что программа будет использоваться на президентских выборах, говорит собеседник, близкий к администрации президента. Главной проблемой тогда была явка, и решили совместить голосование за проекты благоустройства с выборами президента.

В конце 2017 г. в правила распределения субсидий добавился новый пункт – об обязательном общественном голосовании за проекты.

Закатать дворы в асфальт

«Губернаторы, конечно, учитывали электоральные ожидания: где они похуже, там нужно положить дорогу или обустроить дворы», – говорит бывший региональный чиновник. В итоге для максимального охвата количество муниципалитетов-участников увеличилось в 2 раза до 3000 (всего в России сегодня около 22 000 муниципальных образований, большая часть – села).

В итоге муниципалитеты получили мизерные суммы: некоторым хватило на благоустройство лишь нескольких дворов. Например, г. Удомля в Тверской области отчитался о том, что благоустроил по федеральной программе четыре двора. «По факту многие города просто взяли подрядчика, который уже делает в городе дороги, и он закатал все дворы в асфальт», – вспоминает бывший чиновник Минстроя.

    
Тем не менее план сработал, и голосовать за общественные пространства пришли 16 млн человек. Общая явка в итоге была выше ожидаемой – 68%, или 73,6 млн избирателей. Голосование за благоустройство дало дополнительно 4–5% к явке, показала поствыборная социология, рассказывает собеседник, близкий к администрации президента. «Например, в Иванове всегда исторически явка была чуть выше, чем в Ярославле. На этот раз явка в Ярославле была на 5% выше, чем в Иванове, потому что в Ярославле было голосование и за проекты городской среды», – рассказывает он.

Реализуются ли проекты общественных пространств, за которые проголосовали граждане в день выборов, Минстрой не следит, признается источник в правительстве и подтверждает бывший сотрудник министерства. Замминистра строительства Максим Егоров сказал «Ведомостям», что министерство не может контролировать каждый субъект на таком уровне. Муниципалитеты же отчитываются просто за количество благоустроенных объектов. Например, в Калуге на голосовании победил тот самый совместный проект «Стрелки» по благоустройству набережной, от которого раньше город отказался. Но он еще не реализован: пока только закончена разработка проектной документации, сообщили в администрации Калуги.

Сколько могла заработать «Стрелка»

«Стрелка» попала в программу благодаря госкомпании Дом.РФ, которую возглавляет Александр Плутник (раньше работал помощником Шувалова в правительстве, а затем – замминистра строительства). По поручению премьер-министра Дмитрия Медведева в конце 2016 г. «Стрелка» получила от Дом.РФ контракт на 3,8 млрд руб., по которому должна была разработать концепции благоустройства 230 общественных пространств для 40 городов. Контракт финансировался из прибыли Дом.РФ. 3,8 млрд руб. – это больше половины тогдашней годовой прибыли Дом.РФ: в 2016 г. госкомпания заработала 6 млрд руб. Для Дом.РФ «это возможность продвигать повестку городского благоустройства», объясняет источник, близкий к госкомпании. В мае 2017 г. «Стрелка» устроила Национальный архитектурный конкурс для 15 городов и отобрала по три проекта для каждого города. Победители получали по 400 000, 300 000 и 100 000 руб. соответственно. Дальше архитектурные бюро – победители дорабатывали проекты в партнерстве со «Стрелкой». «Стрелка» проводила мастер-классы, в том числе приглашала зарубежных архитекторов, рассказывает Илья Семенов, партнер архитектурного бюро Semenov Studio из Астрахани. Остальные 25 городов «Стрелка» отбирала на конкурентных переговорах, говорит представитель бюро, часть проектов «Стрелка» выполняла сама. Бюро – партнеры «Стрелки» получали в среднем 500 000 руб. за проект, рассказали «Ведомостям» четверо участников программы на условиях анонимности. Таким образом, на 223 архитектурные концепции с учетом затрат на архитектурный конкурс «Стрелка», по расчетам «Ведомостей», могла потратить чуть менее 150 млн руб.

Самый сложный город

С самым большим негативом КБ столкнулось в Саратове. Этот город был пилотным, на его примере «Стрелка» должна была проиллюстрировать ключевые принципы благоустройства. Воплощать проект «Стрелка» начала с Привокзальной площади, поставив там кадки для растений из МДМ и новые столбики для парковки. Кроме этого, «Стрелка» изменила схему транспортного движения, из-за чего на площади начали скапливаться пробки. Собеседник, близкий к КБ «Стрелка» пробки объясняет тем, что власти, не предупредив, начали ремонт на соседней с площадью улице Аткарской. Благоустройство было тестовым, город не тратил на это ни копейки, но тем не менее, на «Стрелку» обрушился шквал негатива. 

«Группа хипстерской молодежи ворвалась в город, словно махновцы, и давай, прикалываясь, чертить круги на одной из главных площадей Саратова». — возмущался депутат Саратовской областной думы и бизнесмен Сергей Курихин. Собеседник, близкий к КБ «Стрелка», объясняет эту критику тем, что у Курихина было свое видение развития этой территории и свои бизнес-интересы. Курихин действительно много раз озвучивал идею сделать на площади двухуровневую парковку. ИА «Взгляд-Инфо», где Курихин занимает должность заместителя главного редактора, «Стрелку» регулярно критиковали.
 
«Моя строительная компания ЗАО “Сарград” не имеет никакого бизнес-интереса на Привокзальной площади. У меня нет другого интереса кроме исполнения депутатских обязанностей», — сказал Курихин «Ведомостям». В итоге все тестовое благоустройство «Стрелки» с Привокзальной площади убрали. 

Кроме того, по этому контракту «Стрелка» разработала стандарт комплексного развития территорий и методические рекомендации для моногородов, а также индекс качества городской среды, по которому начиная с 2018 г. должна была оцениваться результативность программы. Правда, Минстрой от индекса «Стрелки» отказался «в связи с наличием концептуальных разногласий» и разработал свой собственный. Бывший директор НИиПИ генплана Москвы Сергей Ткаченко оценивает такие работы в общей сложности в 100 млн руб. Таким образом, из 3,8 млрд руб. «Стрелка» могла потратить на разработку проектов около 250 млн руб. На вопрос, как именно тратились деньги, выделенные Дом.РФ, «Стрелка» не ответила. «Зарплаты в «Стрелке» всегда были небольшими, большинство работало ради возможности делать что-то важное», – говорит бывший сотрудник КБ.

Сейчас у «Стрелки» есть еще несколько контрактов с Дом.РФ примерно на 800 млн руб. «Стрелка» делает образовательную программу «Архитекторы.РФ». За один набор «Стрелка» получила 190 млн руб., рассказал близкий к Дом.РФ источник, отказавшись уточнить стоимость второго набора. «Студенты посетили семь российских городов и пять европейских, в каждом у них прошли мастер-классы», – рассказал он. 300 млн руб. «Стрелка» получила за концепцию развития Сергиева Посада как духовного центра. «Еще 300 млн руб. – за все остальные города, включая Ивановскую область», – сказал собеседник «Ведомостей». В Ивановской области «Стрелка» разработала туристические концепции для Кинешмы, Юрьевца и Плеса; проекты благоустройства Палеха, Юрьевца и Кинешмы; проект развития центральной части и дизайн-код Иванова, сообщили в пресс-службе области. За эту работу КБ получило около 250 млн руб. Для сравнения: проект благоустройства г. Шуи, выполненный московской школой сохранения и развития культурного наследия «Ре-школа», обошелся менее чем в 2 млн руб., рассказал «Ведомостям» источник, знакомый с условиями проекта.

По данным ФНС, в 2017 г. выручка КБ «Стрелка» составила 1,9 млрд руб. Прибыль – 800 млн руб. Прибыльность КБ составила, таким образом, 42%. «Нормальная для архитектурного бюро прибыльность – на уровне 20–25%, – говорит партнер бюро Wowhaus Олег Шапиро. – 42% – это мечта». В ответ на вопросы Мамут заблокировал корреспондента «Ведомостей» в WhatsApp.

Координатор благоустройства

Новый куратор благоустройства

С прошлого года курировать нацпроект вместо Дмитрия Козака стал вице-премьер Виталий Мутко. «У него были вопросы к масштабности программы и проектов. По факту в 2018 г. деньги распределялись тонким слоем. Мутко хочет, чтобы деньги выделялись на комплексные проекты», – говорит сотрудник его аппарата. «Хотелось бы, чтобы дворами занимались больше муниципалитеты. Федеральных денег на все дворы страны не хватит, это муниципальная тема. А мы больше внимания уделяли бы общегородским пространствам – скверам, паркам, набережным», – сказал Мутко «Ведомостям». С 2018 г. жесткого стандарта – тратить 70% на дворы – у регионов больше нет, они могут распоряжаться деньгами на свое усмотрение.

После прихода Шувалова в ВЭБ в 2018 г. ВЭБ начал координировать деятельность Дом.РФ. Например, в апреле на рабочую встречу в Южно-Сахалинске Шувалов и представители Дом.РФ отправились вместе. По итогам этого посещения Дом.РФ и ВЭБ.РФ обещали помочь с благоустройством Южно-Сахалинска. Дом.РФ намерен выделить Сахалину на сотрудничество со «Стрелкой» 19 млн руб., говорит близкий к компании источник. «Главный заказчик «Стрелки» сейчас – это государство», – подытоживает бывший сотрудник КБ.

«Это странно, конечно, что сразу два государственных института – Дом.РФ и ВЭБ – делают маркетинг одной частной компании», – недоумевает федеральный чиновник. «В данный момент компаний с подходящей компетенцией и готовностью брать не себя такую ответственность на рынке просто нет», – возражает близкий к Дом.РФ источник. Собеседник «Ведомостей» из экспертного совета при Минстрое с ним не соглашается: «Есть же Высшая школа урбанистики, есть Архитектурная школа МАРШ, у Капкова (бывшего директора Парка Горького и главы департамента культуры Москвы. – «Ведомости») есть команда урбанистов».

Сам ВЭБ также развивает тему развития городов. Например, бывший пресс-секретарь Медведева Наталья Тимакова назначена зампредседателя ВЭБа – отвечает в том числе за развитие современной городской экономики. А блок «Экономика и комплексное развитие городов. Город.РФ» возглавил экс-гендиректор организационного комитета по подготовке и проведению ЧМ-2018 Алексей Сорокин. «Развитие современной городской экономики – один из приоритетов в деятельности ВЭБ.РФ и институтов развития. Речь идет не только о благоустройстве российских городов, а и о комплексном подходе к городскому развитию, включая системы умного управления, общественный транспорт, водоснабжение, инфраструктуру малого и среднего бизнеса», – говорит представитель ВЭБа. Такие проекты, по его словам, меняют городскую среду, стимулируют рост экономики.

Богатая «Стрелка» и бедные регионы

Из 223 проектов «Стрелки» на данный момент реализовано 26, еще восемь – в процессе, сообщили в пресс-службе КБ. «Стрелка» – ребята креативные, но они сработали, как архитектурное бюро, создали хорошие проекты, но есть или нет у регионов деньги на их реализацию, они не обязаны были высчитывать», – объясняет бывший чиновник Минстроя. «Это то же самое, что я приду к вам домой и сделаю концепт с муранским стеклом, малахитом и эбонитовым деревом, а у вас денег только на гипсокартон», – считает член экспертного совета при Минстрое. «Стрелка» должна была предоставить регионам не проект со сметой, а общее видение того, как должно быть сделано пространство, объясняют несколько знакомых с проектами «Стрелки» урбанистов.

Городские власти называют и другие причины того, что проекты не реализованы. В Томске было много замечаний к проекту, которые «Стрелка» не исправила. «Все замечания были учтены», – говорит источник, близкий к Дом.РФ. В пресс-службе пермской администрации пояснили, что «Стрелка» сделала дизайн-проект территории, которую изначально не планировалось благоустраивать. «Все территории были согласованы», – говорит источник, близкий к Дом.РФ. В Саранске проекты «Стрелки» не прошли общественное голосование. В Омске, Владимире и Иркутске «Ведомостям» ответили, что на проекты «Стрелки» в бюджете нет денег, а в Екатеринбурге все-таки планируют реализовать два проекта из трех, в Якутске – один и несколько – в Пензе.

Пока из того, что «Стрелке» реализовать удалось, – парк «Аркадия» в Астрахани (87 млн руб.), Парк Хусейна бен Талала и пр-т Мохаммеда Али в Грозном (31 млн руб.), б-р Строителей в Кемерове (149 млн руб.).

Чем гордится «Стрелка»
 
Во Владикавказе городу хватило денег только на пятую часть задуманного, говорит местный архитектор Алан Джибилов. «Мы верили, что придет «Стрелка», поможет сделать образцовое благоустройство, это понравится жителям и город будет вынужден делать так в дальнейшем. А получилось, что они пришли – и ничего не произошло, правительство как игнорировало архитекторов, так и игнорирует, но теперь еще и часть денег переводит Москве, в КБ «Стрелка», – жалуется один из бывших партнеров «Стрелки».

Почему довольны чиновники

Несмотря на все сложности, многие чиновники программой остались довольны. «Чиновники в конце концов вошли во вкус: мол, меняешь-меняешь эти трубы, а тебя все равно ругают, что раскопали, потому что воды нет. А тут благоустроил двор или парк – и люди искренне благодарят», – говорит Чибис.

«Такое благоустройство [по программе «Городская среда»] – это версия Москвы для бедных, – оценивает программу профессор МГУ Наталья Зубаревич. – Москва тратит на благоустройство по 250 млрд руб. в год – это в 5 раз больше, чем годовой бюджет программы на всю Россию. На насущное – медицину, ЖКХ, дороги – нужны десятки триллионов. А лавочки, цветочки – это заметнее. И отчитаться можно».