Африканские страсти ВТБ и Андрея Костина

Бизнес

Африканские страсти ВТБ и Андрея Костина

Государственный на 60% банк ВТБ много и очень интересно работает за границей.
06.09.2019

Как правило, все получается очень неплохо, но и на старуху бывает проруха: ошибка президента ВТБ Андрея Костина в Мозамбике стоила всем нам очень дорого…

В желтой жаркой Африке…

Африка – материк победившей коррупции. И никто, наверное, не удивился, когда в начале десятых годов структуры Минобороны Мозамбика заключили контракты на покупку вооружений не напрямую, а через местную частную компанию Privinvest Group и более мелкие фирмы. Своих денег в республике отродясь не водилось, поэтому военные обратились в три зарубежных банка – Credit Suisse (Швейцария), BNP Paribas (Франция) и ВТБ (Россия). Общая сумма займа – порядка 2 миллиардов долларов, из них 1,2 млрд проходили по секретным статьям. Но как-то так получилось, что Privinvest и ее партнёры деньги получили, а передать их военным «забыли». Бывает. И всё бы ничего, но делом заинтересовались в Штатах, ибо часть капитала Credit Suisse контролируется американскими фондами, а значит дело попадает под юрисдикцию Вашингтона. Не то чтоб Вашингтону требовались какие-то основания для признания чего бы то ни было своей юрисдикцией, но когда есть возможность соблюсти условности, там их соблюдают.

Раз деньги не дошли до заемщиков, то и отдавать займы нечем. Вроде бы выданные государственным компаниям деньги попросту испарились по дороге, следователям не удалось вообще найти людей, которые их видели. Как результат – в июне 2016 года Мозамбик признал свой дефолт по долгу перед ВТБ. И что характерно, в благословенной России никого не заинтересовало, куда подевались сотни миллионов из государственного на 60% банка! Американцы, конечно, не молодцы, что в каждой бочке затычки, но российская невозмутимость Москву тоже не украшает.

Почему же американцы ищут в том числе и наши деньги, а мы – нет? Ответ прост, и он состоит из двух слов – Андрей Костин. Глава ВТБ имеет выход в самые высокие круги власти России, он бы с легкостью мог привлечь МВД и МИД к поискам своих денег, но почему-то этого не сделал. Может быть, потому что очень не хочет, чтобы эти деньги нашлись?

Хотите как в Швейцарии?

Помимо американцев, расследованием занимались и швейцарцы: альпийские следователи искренне не понимают, как их соотечественники могли не видеть, с кем договариваются. Поэтому они начали искать личную заинтересованность топ-менеджеров, тем более что комиссионные для банков, поучаствовавших в сделке, были необычно высокими – ВТБ и Credit Suisse получили порядка 200 миллионов просто за то, что согласились выдать деньги.

И эта личная заинтересованность была найдена! У всех, кроме ВТБ, акционеры которого почему-то не выразили желания докопаться до истины. Только дотошные британцы обвинили ВТБ в нарушении правил раскрытия информации – якобы банк не оповестил своих акционеров о приятной, прозрачной и перспективной сделке с Мозамбиком. Ну да англичанка гадит, не привыкать.

А вот российские СМИ гадить не стали, они фактически обошли эту тему стороной, хотя ВТБ как банк с преимущественно государственным участием является нашей коллективной собственностью. В результате «Немецкая волна» задалась вопросом, почему западное расследование направлено главным образом против Credit Suisse, а ВТБ, показания против которого дал, по всей видимости, бывший глава мозамбикского Минфина Мануэль Чанг, сумел остаться в стороне. Занимающийся темой загадочного хищения экономист Музила Нхансал спрашивает в связи с этим, кто же на самом деле управляет банком ВТБ, потому что «он может выглядеть как российская компания, но мы не знаем, кто стоит за акционерами и их интересами – может быть, это кто-то, не заинтересованный в огласке».

Не надо искать черную кошку в темной комнате, господин Нхансал, ее там нет. Топ-менеджеры Credit Suisse уже пошли на сделки с американским следствием и признали факт получения откатов от властей Мозамбика и, по всей видимости, взяток от частных посредников. Вы что, хотите, чтобы у нас было как в Швейцарии? Чтобы Андрей Костин, тяжело пыхтя и густо краснея, рассказал на весь мир, как вверенный ему банк договорился с властями Мозамбика, а потом кинул их вместе с Privinvest Group? Скажет ли ему спасибо Владимир Путин? Или Сергей Лавров, которому пришлось лететь в Мозамбик разбираться с ситуацией?

Сейчас невозможно сказать, сколько сил и средств пришлось вложить, чтобы международное расследование в отношении ВТБ затухло. «Нам повезло, что мы вышли из процесса абсолютно чистыми» – на голубом глазу проговорился Костин. Слово «повезло» стоит многих часов чистосердечного вранья, ведь «везение» – это когда нужный результат достигнут незаслуженно.

В особо крупном

Деньги исчезли, Мозамбик с грехом пополам реструктурирует долг перед ВТБ, а заодно начинает судиться с владельцем «Привинвеста» Искандаром Сафой – судя по всему, часть денег осела в подконтрольных ему офшорах, и не факт, что случилось это без согласования с кредиторами. Ну а репутация государственного российского банка после трех лет полоскания в международных финансовых кругах заметно поблекла. Да и расследование не окончено: если кто-нибудь из заметных американских акционеров напишет жалобу, мало не покажется никому. «Русский след» дорого стоит: в 2017 году американцы оштрафовали могущественный Deutsche Bank на 425 миллионов долларов за участие в так называемых «зеркальных сделках» с российскими акциями. Думаете, с ВТБ возьмут меньше?

Финансовый результат аферы: с июня 2016 года, когда Мозамбик объявил о дефолте, стоимость акций ВТБ упала с семи до четырех копеек за акцию. То есть наш с вами общий государственный банк подешевел почти в два раза. Если это не нанесение ущерба в особо крупном размере, то как тогда вообще выглядят преступления в финансовой сфере? Капитализация 1,033 трлн руб. по итогам 2015 года, 959 млрд через год – и лишь 500,50 млрд на момент написания статьи. Полтриллиона рублей, из которых 300 миллиардов – доля государства, испарились под мудрым руководством Андрея Костина.